Железный лоб


Все статьи сайта




Football.ua представляет очередной материал из рубрики Бей-беги.
Дикси Дин в действии ДИКСИ ДИН В ДЕЙСТВИИ13 ИЮНЯ 2009, 15:29
Мерсисайд знает много футбольных легенд. Билли Лидделл, Кевин Киган, Кенни Далглиш, Иан Раш и Стивен Джеррард в Ливерпуле. Джо Мерсер, Томми Лоутон, Алекс Янг, Алан Болл и Невилл Саутхолл в Эвертоне. Но среди них всех особое положение занимает Дикси Дин, непревзойдённый бомбардир и лучший центральный нападающий своего поколения. 

Дина можно смело назвать первой суперзвездой Мерсисайда. Дикси начинал свою карьеру в Транмере и всегда подчёркивал, что он родом "с той стороны реки" и "никогда не станет скаузером". Последние он матчи провёл в Ноттс Каунти и Ирландии. Однако футбольным гением Дин стал в Эвертоне, в составе которого побил все мыслимые и немыслимые рекорды 1920-1930-х годов. Он выступал на Гудисон Парк 13 сезонов, и только в чемпионате забил 349 мячей в 399 матчах, в том числе и 60 голов в сезоне-1927/28 – достижение, которому наверняка суждено жить вечно. Никто до сих пор не смог превзойти рекорд Дикси по количеству хет-триков (37). Он забил сто мячей в чемпионате до своего совершеннолетия (21 год). Отметка в 200 голов за Эвертон покорилась в 198 матче. За сборную Англии Дин провёл только 16 поединков, но отличился в них 18 раз.

Конечно, Дикси играл в те времена, когда атака доминировала над обороной, победить значило гораздо больше, нежели просто избежать поражения, на поле выходили по пять форвардов с каждой стороны, а защитники не умели действовать настолько плотно и грамотно как сейчас. И всё равно достижения Дина производят впечатление.

В игре этого феномена поражало не только количество забитых мячей, но и качество действий. Дин был настоящим атлетом, сочетая мощь с гибкостью. Обладал могучим ударом с обеих ног, и уже первые его выступления за резервный состав Транмера сопровождались рассказами о том, как несчастные вратари ломали себе руки, пытаясь отразить мяч, пущенный юным нападающим. При этом Дикси отличался подвижностью и отменными скоростными данными. 

Он был отважен до безрассудства и попытки соперника выключить его из игры "простыми методами" не проходили. Помимо отваги Дин обладал редким хладнокровием, и вывести его из себя было невозможно. Защитники тех лет уступали в мастерстве нынешним монстрам обороны, однако били жестоко и безжалостно. Дикси испытал на себе все прелести персональной опеки, последствиями которой стали 15 операций. Когда 17-летний Дин только делал первые шаги в профессиональном футболе в составе Транмера, в схватке с особо ретивым опекуном из Рочдейла он лишился одного из яичек.

Дикси вспоминают до сих пор благодаря его исключительному умению действовать на втором этаже. Едва ли не половину мячей он забил головой, которой наносил удары более мощные, нежели некоторые били ногой. Точность, своевременность и мощь ударов Дина были неподражаемы и до сих пор его признают лучшим в истории мастером игры головой. 

Бывший защитник Арсенала Бернард Джой, который после футбольной карьеры с успехом занимал журналистикой, рассказывал: Дин обладал настолько необъяснимой прыгучестью, что для него не составляло труда с места запрыгнуть на бильярдный стол! Сэр Мэтт Басби, который прежде чем стать великим тренером был очень неплохим игроком, много раз сталкивался на поле с Дином. В том числе и в финале Кубка Англии 1933 года. Басби повидал в футболе многое, но до конца своих дней он уверял, что Дикси мог "перепрыгнуть, опередить и переиграть в воздухе любого защитника мира". 

Дин не был гигантом. Его рост составлял 175-177 см. Талант не был ниспослан ему с небес, а возник в результате самозабвенных тренировок в детстве. Он забивал мяч на крышу и, когда тот скатывался обратно, бил головой. Сложность занятия заключалась в том, что мяч оказывался в поле его зрения только в последний момент, и нужно было успеть среагировать, занять нужную позицию, выпрыгнуть и пробить по возможности сильно. Дин без устали оттачивал и совершенствовал это умение. Например, учился наносить удары против своего движения. 

Уильям Ральф Дин появился на свет в 1907 году в Бёркенхэде, городке, тесно прижавшимся к Ливерпулю. С детства его называли Дигзи за тёмные волосы и смуглую кожу. Жителям тех мест он казался похожим на латиноамериканца, а прозвище Дигзи почему-то ассоциировалось именно с Латинской Америкой. Позже, когда Дин дебютировал в Транмере, репортёр местной газеты по ошибке назвал его Дикси по аналогии с популярной тогда песней. Своё прозвище Дин не любил и всю жизнь поправлял тех, кто так к нему обращался: "Меня зовут Уильям, но для вас я просто Билл".

Впервые семилетний Дин попал на Гудисон Парк благодаря отцу-железнодорожнику. И хотя больше ему не довелось побывать на матчах Эвертона, впечатление оказалось настолько сильным, что Дикси буквально грезил Синими. В 14 лет он оставил школу, чтобы стать учеником монтёра на железной дороге. Дин потом вспоминал, что сделал этот выбор вовсе не по воле отца, а потому что "на балансе железной дороги состояло отличное футбольное поле, имелась неплохая команда".

Спустя два года Дикси подписал профессиональный контракт с Транмером из родного Бёркенхэда. Проведя один сезон в резервном составе, Дин благодаря травме основного форварда Стэна Сейера резко выдвинулся в лучшие бомбардиры команды. В сезоне-1924/25 тинэйджер забил 27 мячей в 27-ми матчах. Достижение само по себе впечатляющее, однако на фоне результатов Транмера (предпоследнее место в северной группе третьего дивизиона и 59 общекомандных мячей) он впечатляло ещё больше. 

Дин стал настоящей сенсацией. Астон Вилла, Бирмингем, Манчестер Юнайтед и Ливерпуль присматривались к юному бомбардиру, Ньюкасл и Арсенал сделали предложения. Но Дикси нужен был только один клуб, и когда в марте 1925 года Эвертон дал за него 3 тысячи фунтов, Дин не колебался ни секунды.

Появление Дикси в элите английского футбола совпала с революционным изменением в правилах. По инициативе Футбольной Ассоциации, международный комитет по правилам постановил определять офсайд не по трём игрокам защищающейся команды, а по двум, то есть обычно по вратарю и одному из двух существовавших в схемах тех лет беков. Теперь уже недостаточно было просто сделать шаг вперёд и оставить форварда в положении "вне игры". Защитникам приходилось переучиваться, и пока Арсенал Герберта Чепмэна не стал с успехом внедрять систему игры с тремя беками, нападающие наслаждались лёгкой поживой. 

Результативность взлетела мгновенно, бомбардиры устанавливали рекорд за рекордом. В первом же сезоне по новым правилам Тед Харпер из Блэкберна стал первым, кто забил в элитном дивизионе больше сорока мячей (43). В следующем сезоне Джордж Камселл из Миддлсбро в рамках второго дивизиона поднял планку рекорда до казавшейся заоблачной отметки в 59 мячей. Однако это достижение протянуло всего лишь год. 

К началу 1928 года на счету Дина было уже 35 голов, в конце февраля он в дерби сделал хет-трик и повторил достижение Харпера. В марте в игре Эвертона и Дикси наступил спад, и рекорд Камселла казался недостижимым – в оставшихся семи матчах нужно было забить 15 мячей. Форвард сделал дубли с Блэкберном, Шеффилд Юнайтед и Астон Виллой, забил по одному голу в ворота Бери и Ньюкасла, а за тур до финиша на выезде отправил четыре мяча в сетку Бёрнли. Итого: шесть игр, 12 голов!

Последний матч, дома с Арсеналом, вызвал небывалый ажиотаж. И вовсе не потому что Эвертон вернул себе звание чемпиона. Люди шли на Гудисон Парк, желая увидеть хет-трик в исполнении своего кумира. На 3-й минуте Канониры открыли счёт, но тут же Дин фирменным ударом головой забил в ответ, а на 7-й минуте Дикси плохо исполнил пенальти, но ему повезло – рекорд Камселла повторён, а впереди ещё почти целый матч!

Но как ни молились трибуны, мяч после ударов Дина в ворота не шёл. Арсенал сравнял счёт и был близок к тому, чтобы вырвать победу. Но на 83-й минуте Алек Троуп, самый любимый ассистент Дикси, выполнил подачу с угла поля и форвард, привычно перепрыгнув защитников, головой вбил 60-й гол в чемпионате и 82-й в сезоне! Дин отметил гол, как обычно – поклоном с привычно невозмутимым видом, а Гудисон чуть не сошёл с ума от счастья. 29 мячей на своём поле и 31 в гостях, 40 мячей ногой и 20 головой… 

Sunday Times отреагировал на событие буднично: "Очередной рекорд… Бомбардирская планка наверняка будет поднята и в следующем сезоне…" Однако столько мячей больше забить не удалось никому. В сезоне-1930/31 ещё один уроженец Бёркенхэда и бывший игрок Транмера "Понго" Уоринг забил в элите за Астон Виллу 49 мячей, а после второй мировой войны наилучший результат показал Джимми Гривз – 41 гол в сезоне-1960/61. В сезоне-1935/36 два форварда из третьего дивизиона Тед Хартсон (Мансфилд) и Джо Пейн (Лутон) забили по 55 мячей, и – всё!

За два года до исторического рекорда Дин, катаясь на мотоцикле с подружкой, попал в серьёзную аварию. Девушка отделалась лёгкими ушибами и царапинами, а вот Дикси 36 часов пролежал в коме. Трещина черепа, перелом скулы, повреждения глаз, сотрясение мозга. Доктор, перечисляя все травмы, закончил безапелляционно: "Отныне и навсегда – никакого футбола!" Но Дикси спустя четыре месяца вернулся на поле и опять забивал головой, а первое, что он сделал, когда встал на ноги, попросил мотоцикл – чтобы преодолеть страх. 

С тех пор пошла гулять легенда, будто Дину вставили металлическую пластину в череп, благодаря которой он наносит такие мощные удары головой. На самом деле Дикси лишь некоторое время жил с пластиной в скуле, пока срастались сломанные кости, а секрет своего удара он не скрывал: "В этом нет ничего сложного. Главное, бить по мячу лбом".

Ещё болельщики любили рассказывать, что были свидетелями того, как Дикси за вечер выпил десять пинт пива, выкурил пачку сигарет, а на следующий день забил три мяча. Дин действительно, как и любая звезда футбола тех лет, ничем не отличался от тех, кто заполнял трибуны. Он добирался на матчи трамваем – как и все болельщики. Мог выпить, конечно, но вряд ли в таких количествах и за день до матча, а сигаретные блоки, которые получал по рекламному контракту, раздавал всем желающим... 

Дин с успехом играл за Эвертон до 1938 года, когда после конфликта с новым менеджером Тео Келли уступил место в составе юному таланту Томми Лоутону и за те же 3 тысячи фунтов, что клуб когда-то потратил на его покупку, отбыл в Ноттс Каунти. Не было ни торжественных проводов, ни официальных благодарностей... Поиграв ещё в Ирландии, во время войны Дикси служил в танковых частях. Долгое время хранил обиду на любимый клуб, который обошёлся с ним столь неблагодарно, и только в 1960-х годах по инициативе президента Джона Мурса Дикси получил должность в Эвертоне. Тогда же был сыгран и матч в его честь.

В 1976 году после неудачной операции Дину ампутировали ногу. В 1980-м он скончался от сердечного приступа на трибуне Гудисона после поражения обожаемого Эвертона в дерби 1:2, и его смерть стала настоящей трагедией для всего города. Как сказал легендарный тренер Ливерпуля Билл Шенкли, в тот день не было "красных" и "синих", белых и чёрных, католиков и протестантов, а были только скорбящие по великому футболисту.

Алексей Иванов, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях