Записки с берегов Леты. Нью Брайтон Тауэр


Все статьи сайта




Football.ua представляет новый материал спецпроекта Бей-беги.
Записки с берегов Леты. Нью Брайтон Тауэр 18 НОЯБРЯ 2011, 08:30
Подавляющее большинство футбольных клубов Англии берут свое начало в позапрошлом веке. Или как минимум в начале прошлого. История возникновения, как правило, банальна: либо крикетистам нечем было заниматься в осенне-зимний период, либо работяги решали скрасить свои суровые трудовые будни доступной, но увлекательной забавой. Иногда футбольные клубы появлялись благодаря инициативе той или иной церкви, считавшей футбол способным уберечь  молодежь от греховных соблазнов или помочь в сборе средств для нуждающихся.
 
Для кого-то футбол был развлечением, кто-то был захвачен азартом соревнования, о деньгах стали думать потом – когда нужно было найти или построить стадионы, чтобы вместить увеличивающуюся армию зрителей, когда захотели видеть в своей команде лучших игроков соперника, чтобы стать сильнее и побеждать чаще. Как водится, деньги стремительно завоевывали позиции, пока логично не превратились в цель. И все-таки в основе всего лежали иные мотивы, и пройти путь от беспечного пинания мяча к финальному поединку на переполненном стотысячном стадионе – это было нормально, это было естественно.
 
Разумеется, появились те, кто был уверен, что переходная стадия вовсе не обязательна, можно собрать команду только для того, чтобы зарабатывать деньги. Идея, кстати, при всей её кажущейся циничности не была лишена смысла. Например, прославленный Ливерпуль возник только потому, что Джон Хоулдинг рассорился с Эвертоном, игравшим на принадлежащем ему стадионе Анфилд Роуд, и остался без команды. Чтобы арена не пустовала, а приносила деньги, к сезону 1892/93 была набрана новая команда – Ливерпуль. Уже спустя два года после своего рождения детище Хоулдинга выиграло чемпионат во втором дивизионе, а в 1901 году, менее чем через десять лет после возникновения, стало самым сильным во всей Футбольной Лиге. Матчи Ливерпуля собирали внушительную армию болельщиков, которая за это десятилетие увеличилась в семь раз. Хоулдинга можно называть расчетливым дельцом, но эта его расчетливость не только умножила его богатство, она принесла и продолжает приносить радость многим людям. Пусть в данном случае все началось «не так, как было принято», но в конце концов «социально-развлекательный» эффект тоже был достигнут. Так что в этом плохого?
 
В позапрошлом веке Мерсисайд динамично развивался благодаря своему портовому статусу. Почти половина всего мирового трафика шла через Ливерпуль, что способствовало росту экономического благополучия города и привлекало новых жителей. Город рос и богател, а значит, требовал развлечений.
 
Участок пляжей на северо-восточной оконечности полуострова Уиррел, у самого устья реки Мерси привлек внимание предпринимателя из Ливерпуля Джеймса Атертона. До него этот уголок был райским местом для контрабандистов, но им пришлось искать новое место для своих темных делишек, когда на скале Перч возникла батарея, силою 18-ти орудий охранявшая вход в порт Ливерпуля. Атертона интересовали прекрасные виды на Ирландское море и Ливерпуль, а также удобные пляжи. Он прекрасно понимал потенциал этого места как курорта, который, по его мнению, мог стать для этой части Англии тем, чем являлся для столицы и юга страны Брайтон. Отсюда и название нового поселения – Нью Брайтон, Новый Брайтон.
 
В конце позапрошлого века Нью Брайтон пользовался сумасшедшей популярностью у состоятельных жителей Мерсисайда и промышленных городов Ланкашира. Бурно развивающаяся инфраструктура предлагала все новые возможности приятного проведения отдыха. С Эйфелевой башни, построенной в Париже в 1889 году, началась мода на подобные объекты. В Лондоне возводилась башня Уоткина, которая до конца так и не была завершена, в Блэкпуле в 1894 году была открыта 158-метровая башня, а в Нью Брайтоне работы начались в 1897-м. Разумеется, здешняя башня должна была быть выше, чем у конкурентов из Блэкпула, и когда спустя три года работы были завершены, сооружение в Нью Брайтоне оказалось выше на 15 метров.
 
Башня стала составной частью целого комплекса, который принадлежал компании The New Brighton Tower and Recreation Company. В нижней части башни располагалось помещение цирка на 3 тысячи зрителей, еще ниже – танцевальный зал, способный принять 4 тысячи человек. На территории комплекса находился небольшой зоопарк, а также комнаты отдыха, бильярдные салоны, японский ресторан и легкоатлетический стадион на 80 тысяч зрителей.
 
Летом Нью Брайтон привлекал огромные толпы отдыхающих, но компания, вложившая огромные средства в предприятие (только возведение башни обошлось в 120 тысяч фунтов), была заинтересована в том, чтобы их объекты продолжали приносить деньги и зимой. Именно с этой целью компания решила создать футбольную команду. На противоположном берегу реки Мерси  Ливерпуль и Эвертон собирали в среднем около 20 тысяч зрителей, а по особенным случаям посещаемость стадионов этих клубов составляла тридцать, а то и все сорок тысяч. Разумеется, в Нью Брайтоне понимали, что на подобный интерес публики можно рассчитывать только став членом первого дивизиона Футбольной Лиги. Например, Транмер Роверс, представляющий расположенный неподалеку Бёркинхэд, выступал в региональных турнирах перед двумя-тремя тысячами зрителей. Поэтому футбольный клуб, образованный 8 мая 1897 года и названный очень просто – Нью Брайтон Тауэр, сразу же поставил перед собой цель попасть в Футбольную Лигу. Тогда она состояла всего из двух дивизионов, потому путь в элиту можно было преодолеть за год.
 
Свою решимость добиться поставленной цели в кратчайшие сроки клуб подтвердил тут же, завербовав 27-летнего Джека Робинсона из Дерби Каунти, вице-чемпиона Футбольной Лиги в сезоне 1895/96. Как раз весной 1897 года Робинсон дебютировал в  сборной Англии, где оставался основным следующие три года. Впоследствии, будучи вратарем Саутгемптона, Робинсон прославится в Европе, которую поразит умением в бросках отражать удары низом. Как свидетельствует Хуго Майзль, создатель легендарного австрийского вундертима, подобные сэйвы еще долгое время называли «Робинзонадами».
 
Столь наглое поведение нового клуба не могло не вызвать осуждения со стороны консервативно настроенной публики, в том числе и чиновников. Комиссия Футбольной Ассоциации, специально собранная в Манчестере в августе, объявила трансфер Джека Робинсона нелегитимным, так как Нью Брайтон Тауэр до сих пор… не мог получить членство ни в одной региональной Ассоциации. Футбольная Ассоциация Ланкашира высокомерно ответила отказом, хотя местная Футбольная Лига согласилась принять новый клуб. В конце концов Башенкам, как сразу стали называть клуб из Нью Брайтона, удалось получить членство в ФА Чешира, но паблисити не очень-то изменилось. Что, впрочем, не мешало футболистам с именем один 

за другим перебираться на другой берег реки Мерси, где предлагали очень хорошие деньги. За короткое время состав Нью Брайтон Тауэр пополнили 27-летний левый нападающий Альф Милуорд, становившийся чемпионом с Эвертоном и игравший за сборную Англии, а также его партнер по команде и игрок сборной Уэльса Смарт Арридж. Дональд Гау из Сандерленда и Джордж Дюар из Блэкберна представляли сборную Шотландии, выигрывали чемпионат и Кубок Англии соответственно. Роб Хэмилтон (Сандерленд), Том Тирни (Блэкберн), Чарли Макэлени (Бернли), Харри Хэммонд и Хендерсон (Шеффилд Юнайтед) имели немалый опыт игры в Футбольной Лиге. В качестве тренера был приглашен авторитетный Джек Хантер, который в составе клуба Блэкберн Олимпик прервал гегемонию лондонских клубов в Кубке Англии, а за сборную сыграл семь матчей.
 
1 сентября 1897 года Нью Брайтон Тауэр провел свой первый официальный матч в рамках Лиги Ланкашира. Гости из клуба Халливелл были обыграны со счетом 2:1, однако 80-тысячная арена Тауэр Граундс собрала только… 500 зрителей. Башенки уверенно стали чемпионами Ланкашира, пробились в первый раунд Кубка Англии, где уступили 0:2 на поле опытного Вест Брома, но посещаемость домашних поединков клуба оставалась на тревожной отметке в тысячу зрителей. На выездных матчах публика активно шла на звезд Тауэра, но никто не спешил, как надеялись основатели клуба, ехать специально для этого в Нью Брайтон.
 
Может быть, членство в Футбольной Лиге поможет исправить ситуацию? Нью Брайтон Тауэр подал заявку на вступление во второй дивизион, собрал 13 голосов, чего было явно недостаточно для победы. Однако тогда же руководство ФЛ решило принять четырех новых членов, за счет чего увеличить первый и второй дивизион с 16-ти до 18-ти клубов каждый. И вот тут-то Башенкам повезло.
 
Впрочем, подведя финансовые итоги первого сезона, руководство клуба ахнуло: расходы существенно превосходили доходы, а тут еще и Эвертон, воспользовавшись тем, что Нью Брайтон Тауэр теперь попал под юрисдикцию Футбольной Лиги, потребовал 200 фунтов за Альфа Милуорда, чья регистрация по-прежнему принадлежала Ирискам. Было принято решение существенно урезать ведомость зарплаты, а также выпустить три тысячи акций номиналом в 1 фунт. Но чтобы клуб приносил деньги, о чем с самого начала пеклись основатели, нужно было молниеносно пробиться в элиту. Посещаемость во втором дивизионе выросла в среднем до 3 тысяч, это было обнадеживающе, но все равно недостаточно. В январе 1899 года Тауэр Граундс на матче с Манчестер Сити сумел собрать 10 тысяч зрителей, да и то благодаря исключительно нашествию болельщиков Горожан.
 
Башенки весь сезон держались в группе лидеров, а за шесть туров до финиша вместе с Ман Сити оказались на вершине таблицы. Чтобы получить путевку в первый дивизион, достаточно было занять второе место. Нью Брайтон, проиграв два выездных матча на поле аутсайдера Линкольн Сити и середняка Вулидж Арсенала, существенно осложнил себе ситуацию. Тауэр должен был выиграть два оставшихся матча, чтобы надеяться на выход в элиту. Но играть пришлось на чужом поле, где весь сезон команда выступала кое-как. Башенки не просто проиграли, а были разгромлены – 1:4 в Лестере и 0:6 в Лафборо, и первые два места достались Ман Сити и маленькому клубу Глоссоп Норт Энд, как и Нью Брайтон, проводившему свой дебютный сезон в Футбольной Лиге. Тауэр остался на 5-м месте.
 
В следующем сезоне, чтобы остановить падение даже такой скромной зрительской аудитории, клуб подписал еще одну звезду. Джон Гудолл входил в состав «Непобедимого» Престона, с успехом выступал в Дерби и в сборной Англии. Но сезон завершился на удручающем 11-м месте, а последний домашний матч собрал менее тысячи зрителей. У клуба появлялись свои преданные болельщики, однако их было настолько мало, что их требование – отказаться от желания получить мгновенную финансовую выгоду, а вместо этого начинать кропотливое создание клуба с самих низов, не тратясь на звезд – руководство Башенок просто проигнорировало. Итоговое 4-е место в следующем сезоне, 1900/01, могло бы считаться обнадеживающим в любом другом клубе, но руководство Нью Брайтон Тауэр думало иначе. Посещаемость оставалась на неудовлетворительной отметке, имея тенденцию к снижению, и в начале сентября 1901 году компания The New Brighton Tower and Recreation Company объявила о ликвидации клуба.
 
Эта новость стала сенсацией, ведь, невзирая на явное неприятие откровенно искусственного клуба со стороны футбольной общественности, к Башенкам успели привыкнуть. Им не удалось пробиться в первый дивизион, но на уровне второго они котировались высоко. Однако руководство клуба не собиралось ждать, когда вложения окупятся, тем более что многие из них начали сомневаться, что даже выступление в первом дивизионе привлечет существенный приток зрителей. Позиция директоров была, в общем-то, понятна еще летом, когда были проданы несколько ведущих игроков.
 
Судьба футбола в Нью Брайтоне, как и судьба самого города развлечений, оказалась печальной. В середине 1920-х в городе была предпринята еще одна попытка создания футбольного клуба, но Нью Брайтон без малейших успехов провел в северной группе третьего дивизиона 21 сезон, в ходе которых лишь трижды оказался в первой десятке, после чего потерял членство в ФЛ. К тому времени от самой башни остались одни воспоминания – ее пришлось разобрать, так как во время Первой мировой войны она становилась слишком удобным ориентиром для противника. Концертный зал функционировал до 1969 года, когда был уничтожен в результате пожара. Спустя два года прекратилось паромное сообщение с Ливерпулем, после чего была демонтирована пристань. В 1977-м подобная судьба постигла и набережную. Сегодня местный футбольный клуб выступает во втором дивизионе Западного Чешира, сражаясь с клубами вроде Беббингтон Атлетик, Хейл и Капенхёрст Вилла, а также с резервными составами Эшвилла, Ранкорн Линнетс, Вест Кёрби...
 
Да, скромно, но, по крайней мере, теперь здесь совершенно точно играют в футбол, а не сводят дебет с кредитом.
 
Михаил Ермаков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях