Святой лентяй


Все статьи сайта




Football.ua представляет очередной материал нашей специальной рубрики Бей-беги.
Мэтт Ле Тиссье МЭТТ ЛЕ ТИССЬЕ15 ДЕКАБРЯ 2009, 09:47
Чем измеряется истинное величие в футболе? Количеством медалей?  Тогда наш герой  – местечковый король, который не выиграл ничего, а  значит, все его достижения  - пустышка. Любовью болельщиков? Тогда  он  самый настоящий бог, который творил свои чудеса только для одной команды и для ее болельщиков.  Он – это Мэтт Ле Тиссье, игрок, не выигравший ни одного сколько-нибудь значимого трофея, но по праву считающийся Великим. 

"Кем бы Вы хотели стать в следующей жизни?",  - спросили однажды Мэтта. "Котом, это просто гениальное животное. Ничего не делает, никому не принадлежит, но в то же время берет от жизни все". Вот в этом весь Мэтт – более ленивого игрока за всю историю английского футбола стоит еще поискать. Он ненавидел тренировки, тактические занятия – все это, по его мнению, было никому не нужной лабудой. Весь его талант – от Бога. 

Вся его игра строилась на одном и том же приеме – получить мяч, протащить его поближе к воротам и ударить. Примитивно? Убого? Тогда прервитесь на время и посмотрите размещенный внизу ролик, а потом продолжайте читать, ибо вы не сможете понять, о чем пойдет речь дальше. 

Ле Тисс родился в одном уникальном месте – на острове Гэрнси, который, как  и все Нормандские острова, не входит в состав Британского Королевства и находится ближе к Франции, чем к Англии, но все же зависит от англичан.  В свое время Мишель Платини присылал своего помощника, небезызвестного Жерара Улье, с целью заполучить под знамена сборной Франции игнорируемого английскими тренерами игрока с французской фамилией. Ле Тисс удивился: "В сборной Франции работают люди, которые не делали в детстве домашнее задание, иначе они хотя бы изучили ситуацию перед тем, как предлагать мне смену гражданства. Фамилия фамилией, но  у меня нет ни капли французской крови и никогда даже в мыслях не было играть за какую-либо другую сборную, кроме английской". 

Мэтт начинал играть в футбол на острове, радуя немногочисленных болельщиков голами со штрафных и угловых. Пару раз он вырывался на просмотры в Британию, но его необычная манера игры  смущала тренеров, и подписывать этого футболиста  долгое время никто не рисковал. Пока Мэтт не попал в Саутгемптон - скромную команду, единственный трофей которой, Кубок Англии, был выигран в 1976 году. Саугемптон постоянно находился  на грани вылета из элиты, но, тем не менее, так или иначе умудрялся спасаться в последний момент. До поры до времени. До той поры пока у них был Мэтт Ле Тиссье. 

Так уж получилось, что Ле Тисс и Саутгемптон нашли другу друга и сразу же стали единым целым. Мэтт попал в команду, где его никто не заставлял пахать на тренировках до седьмого пота, а Сотон получил гениального игрока, с именем которого до сих пор ассоциируется этот клуб. Мэтт заиграл сразу, и с 1986 по 2002 год провел 541 матч,  в которых забил 210 голов. Что самое главное  - все только в одном клубе – в Саутгемптоне, на позиции атакующего полузащитника. Все на высшем уровне английского футбола. Для сравнения:  статистика Алана Ширера, бомбардира от Бога, на которого работала вся команда – 733 матча, 379 голов. 

Интересно, что Алан пришел в Саутгемптон приблизительно в одно время с Мэттом. Вот что о нем писал Ширер в автобиографии: "Меня часто спрашивают о Мэтте как игроке и человеке. Он очень большой лентяй, невероятно одаренный лентяй. Я не могу вам сказать, чьи технические навыки работы с мячом меня так поражали, как фокусы Мэтта. Для него была открыта дорога в любую команду Англии, он везде был бы одним из лучших, но он оставался в Саутгемптоне и за это я его уважаю. Он был счастлив, и это самое главное". 

Такая преданность Мэтта одному клубу объяснялась просто для него, но довольно странно для множества современных футболистов и болельщиков. Он просто не хотел никуда уезжать. Он был совершенно лишён амбиций и не видел никакого смысла в том, чтобы гоняться за кубками и медалями, получить которые в Саутгемптоне было проблематично. Саутгемптон – город южный, морской порт, который способен влюбить в себя беззаботной жизнью. Здесь много увеселительных заведений, хорошо развита туристическая инфраструктура. Кроме того, это центр парусного спорта Британии, что привлекало другого легендарного игрока Сотона – норвежца Клауса Лундеквама, который также как и Ле Тисс просто не хотел отсюда уезжать.

Приглашали ли его в другие клубы? О да, и не раз!  Но футбол за границей для Мэтта вообще был чем-то второстепенным и неинтересным, а из отечественных клубов он заинтересовался только предложением клуба, за который болел в детстве - Тоттенхэма. Но когда Терри Венейблс приехал в Саутгемптон для подписания контракта, Мэтт еще раз хорошо подумал, послушал родных и близких, и отказался.  С Миланом, Челси и МЮ он не захотел даже говорить. 

Как уже было сказано, Мэтт был невероятно талантлив. Он обладал великолепной техникой и сумасшедшим по силе и точности ударом. Честно сказать, не могу вот так сходу назвать другого игрока, который мог забить совершенно из любого положения, просто подбросив мяч в воздух  и придав ему ускорение. Особенность ударов Мэтта в том, что он всегда старался бить по летящему мячу и из-за этого часто пользовался таким приемом: подбрасывал мяч на уровень пояса и вкладывал всю силу в удар в момент его приземления. Таким эффектным приемом также пользовался Эрик Кантона, но у Мэтта голов  похожего плана была просто уйма. Что говорить, если в десятке лучших голов Кубка Англии всех времен – три мяча в исполнении Ле Тиссье! 

Бороться с ним было совершенно невозможно. Персональная опека против такого игрока, которому, чтобы создать опасность воротам соперника, совершенно не нужно было даже входить в штрафную, была совершенно бессмысленной. Тактика "отдайте мяч Мэтту, он сам все сделает" была в ходу в Сотоне во все времена, когда там играл Ле Тиссье. Все соперники об этом знали, пытались как-то бороться с ним, но если Le God был в ударе, то остановить его было практически невозможно.

Однажды он на спор забил гол с 40 ярдов своему товарищу, бывшему вратарю Сотона Тиму Флауэрсу, когда тот играл в Блэкберне. Прицелился, выстрелил и показал – вынимай, Тим. Этот гол был признан лучшим в 1993 году.

Двигаться Мэтт любил только с мячом, и в его движениях присутствовала особая грация – грация танцующего медведя, неуклюжего, но чертовски опасного. Неуклюжим он выглядел только на первый взгляд – когда Мэтт получал мяч, то отобрать его было неимоверно сложно не только благодаря впечатляющим габаритам (а отказывать себе в еде Мэтт никогда не переставал и всегда был игроком, отдаленно напоминающим профессионального футболиста), но и благодаря его нестандартной технике. Мяч буквально прилипал к Мэтту, как будто держался около него на поводке, при этом создавалось впечатление некоторой деревянности самого процесса, ибо ведение мяча было далеко не идеальным, но все же это почти всегда приводило к результату. 

Для сборной Англии Мэтт оказался "отрезанным ломтем" в силу того, что ни один из менеджеров, руководивших сборной во времена  расцвета Мэтта (середина – конец 90-х), не решился сделать на него ставку. Манера игры Ле Тиссье предполагала большую степень самопожертвования со стороны его партнеров.  В Саутгемптоне у Ле Тисса были рабочие лошадки  и поставщики снарядов - крайки  Френсис Бенали и Джейсон Додд, без которых эффективность Мэтта резко снижалась. В сборной же такую роскошь позволить себе никто не мог. Ближе всего к участию в большом турнире Мэтт был в 1998 году, когда тренировал сборную Гленн Ходдл, так же как и Мэтт не до конца оцененный  английской сборной игрок.  Но довольно неожиданно Ходдл не включил Мэтта даже в предварительный список тридцати.

По неофициальной информации (со слов Ширера) виной всему принципы Ходдла и длинный язык Ле Тисса и его брата. Дело в том, что Гленн намекнул, что собирается сделать ставку на Мэтта в одном из товарищеских матчей, о чем радостный Ле Тиссье и сообщил брату в приватном телефонном разговоре. А тот, будучи главой футбольной ассоциации Нормандских островов, растрезвонил обо всем прессе. В результате Ходдл, которому не понравилось то, что о его планах доведалась пресса, вообще поставил крест на игроке. 

Стоит сказать, что Мэтт всегда говорил то, что думает. В автобиографии он рассказал о том, как однажды хотел обмануть букмекеров. Поставив 10 тысяч фунтов на то, что в матче Саутгемптон – Уимблдон будет аут на первой минуте, он спланировал все до мелочей, но не смог привести свой план в действие из-за медлительности Нила Шипперли, который естественно не знал о том, что Мэтт хотел получить мяч  и "резаным" ударом отправить его в аут. Удалось выбить мяч за пределы поля только на 70-й секунде, что по правилам букмекеров  означало возврат ставок. Хорошо, что такая откровенность игрока не заинтересовала футбольную ассоциацию, которая не имеет привычек дисквалифицировать игроков после завершения карьеры. 

Недавно Мэтт предложил свои услуги Фабио Капелло в качестве тренера по пробитию пенальти. Действительно, большего мастера в этом деле нужно еще поискать. Из 49-ти ударов он реализовал 48. Единственный кто смог отразить пенальти в исполнении Мэтта – Марк Кроссли, в 1992 году. 

Вот небольшой отрывок из  веселого  интервью Мэтта Small Talk, чтобы оценить его чувство юмора: 

- Здравствуйте, Мэтт. Знайте, что вы всегда будете для Small Talk тем неудачником, который освободил место на поле для гениального Али Диа… 

- (Смеется) Да уж, это самый странный момент в моей карьере. (Али Диа – тот самый непонятно как оказавшийся клоун, которого Грэм Сунесс выпустил на поле и опозорился на всю жизнь, - прим. автора)

- Вы и Али поддерживаете связь? 

- Я не думаю, что он успел кому-то дать номер своего телефона, ибо за те три дня, что он был у нас, никто с ним не разговаривал.  

- Кто ваш любимый футбольный эксперт? 

- Безусловно, Пол Мерсон. Мне нравится находиться рядом с ним, когда он пытается произнести очередное иностранное имя. Это очень забавно.  

- Как вы отреагировали на решение обезумевшего Гленна Ходдла поехать на ЧМ-1998 без плеймейкера? 

- Это было действительно странно. Меньше всего я ожидал такого от Гленна, который всегда побуждал нас к самовыражению. Может быть, он рассчитывал в этом плане на Дэвида Бэкхема, но мы помним, что с ним случилось. 

- Возникали ли у вас мысли о том, чтобы стать тренером?  

- Нет, никогда. Вероятно потому, что я сам, будучи игроком, ненавидел, когда мне говорили что и как нужно делать. 

- Что вы не любите больше всего? 

- Ненавижу, когда другие люди опаздывают. 

- Кстати, вы заметили, что сами опоздали на 15 минут? 

- Что??? Правда? Ну, простите, меня задержали люди, которые общались со мной до вас. Получается кумулятивный эффект, теперь вы понимаете, почему я не люблю опоздания. 

- Ладно, вы случайно не собираете часы? Это очень популярно среди футболистов сейчас. Вино, марки, старые коврики, пиво? 

- Нет, я минималист. 

- Мэтт расскажите анекдот. Ммы знаем, что вы мастер в этом. 

-  Нет, моя дочь услышит нас. 

- Ну, вы знаете хоть один анекдот, который можно слушать детям? 

- Ну ладно. Мой любимый, школьный. Вы ж не ирландец, не обидитесь?... Сидят в пабе англичанин, шотландец и ирландец. Англичанин говорит: "У меня 10 сыновей, еще один и будет футбольная команда". Шотландец: "У меня 14 сыновей. Еще один и мы сможем играть в регби". И наконец, ирландец: "У меня 17 дочерей, еще одна и у меня будет поле для гольфа". 

Сейчас Мэтт – удачливый бизнесмен, владеющий ночным клубом (который как-то заимел проблемы с законом из-за использования нелицензированных стриптизерш), рестораном. Кстати его ресторан находится неподалеку от схожего заведения Фрэнсиса Бенали и  два легендарных игрока Святых  соревнуются у кого лучше получится соус карри – любимое лакомство Мэтта. 

Когда в клубе его жизни случились финансовые проблемы, Ле Тисс пытался вместе с консорциумом инвесторов приобрести Саутгемптон, но что-то там не срослось. В любом случае, он никогда не допустит, чтобы Саутгемптон обанкротился. 

На его родной остров, где сейчас проживает бывшая жена с детьми,  из Великобритании летает лайнер авиакомпании Flybe с изображением Мэтта Ле Тиссье на борту. Ле Тиссье знают и уважают за то, что он никогда не изменял своим принципам и попал в элитный клуб "Оne-club men" со скромным Саутгемптоном, который еще долго будет ассоциироваться с его именем. Мэтт отдал всего себя Саутгемптону, а болельщики ответили ему безмерной любовью и уважением. Все довольны. Никто ни о чем не жалеет. Безусловно, в наше время такая ситуация, когда в клубе уровня Саутгемптона всю свою карьеру проводит  столь талантливый игрок, фактически, невозможна. И это грустно. 







История британского футбола в статьях