Сэр и Сток


Все статьи сайта




Football.ua рассказывает о самом знаменитом футболисте в истории Сток Сити.
Сэр Стэнли Мэттьюз СЭР СТЭНЛИ МЭТТЬЮЗ04 СЕНТЯБРЯ 2011, 14:05
Некоторое время назад юный болельщик попросил у меня автограф перед Олд Траффорд. Пока я подписывал книгу, он поинтересовался:
— Сэр Стэнли, а почему вы всю карьеру провели в таких клубах, как Сток Сити и Блэкпул?
— Потому что я был глорихантером.
 
Сэр Стэнли Мэттьюз

Английский футбол подарил не так и много исполнителей мирового уровня. Были личности, известные несгибаемым духом и стальным характером. Были джентльмены, остававшиеся таковыми даже в самых жарких ситуациях. Были даже яркие индивидуалисты, к сожалению, проявлявшие свою неординарность большей частью за пределами поля. Потому, едва речь касается непосредственно футбольного мастерства, список существенно сокращается. Проблема, о которой сегодня говорят в Англии – дефицит игроков, способных демонстрировать с мячом высокое техническое мастерство, на самом деле не нова. Об этом говорили и десять, и двадцать, и пятьдесят, и даже сто лет назад. Но, конечно же, были и исключения. В числе тех немногих исполнителей, чей талант и чье мастерство было признано во всем мире, кто выдержал проверку временем, есть и сэр Стэнли Мэттьюз, уроженец провинциального индустриального города Сток-он-Трент и воспитанник футбольного клуба Сток Сити.
 
Свой последний матч в составе Гончаров сэр Стэнли провел почти полвека назад, но Сток Сити до сих пор остается в первую очередь «родным клубом Мэттьюза». И это бесспорно главное достижение клуба, неизбалованного большими победами.
 
Сэр Стэнли Мэттьюз – фундаментальная и в чем-то даже революционная фигура. Секрет его успеха не только в футбольном долголетии (последний матч на профессиональном уровне он провел в 50 лет), но в постоянном поиске новых методов ведения игры, что для него, игрока правого фланга, было не так-то просто – новинки, существенно менявшие лицо футбола, все-таки обычно происходили в центре, а что взять с бровочника – навешивай да простреливай. Однако Мэттьюз всегда искал, он не боялся пробовать и меняться, и это, а не только следование режиму и диете, позволило его уникальной карьере продлиться от начала 1930-х до середины 1960-х.
 
В общем, о сэре Стэнли можно говорить очень долго, разбирая историю его успеха с самых разных ракурсов. Однако сейчас мы поведем наш рассказ о Мэттьюзе в Сток Сити.
 
Стэнли Мэттьюз появился на свет 1 февраля 1915 года в Хэнли, самом центральном из шести городов, образующих Сток-он-Трент. Это была типичная индустриальная провинция, перед пейзажем которой оказался бессилен даже талант здешнего большого писателя Арнольда Беннетта: «Невозможно передать все краски ада этого города гончаров. Данте появился на свет слишком рано».
 
До старого стадиона Сток Сити, Виктория Граунд, от дома, где проживала семья Мэттьюзов, было всего-то две мили, и хотя Стэнли обмолвился как-то, что в детстве симпатизировал другой команде города – Порт Вейлу из Барслема, выбор в пользу Сток Сити был простым. Впервые в жизни он оказался на Виктория Граунд в шесть лет, но то был не футбольный матч, а детские соревнования по бегу. Его отец, Джек Мэттьюз, рано заметил, что третий из четырех его сыновей обладает великолепной скоростью бега, и не упустил возможности заработать кругленькую сумму на шестилетнем дебютанте. Мэттьюз-старший видел в бегуне продолжателя семейной традиции – боксера. Стэнли к боксу был совершенно равнодушен, а в футбол влюбился раз и навсегда, до беспамятства и самозабвения.
 
Его спасла для футбола мать, открывшая супругу глаза на то, что занятия боксом угнетают Стэнли. Следует отдать должное отцу, который прислушался и, махнув рукой, стал отныне заниматься с ним футболом. Отец стал для Стэнли не только первым тренером, но и лучшим советчиком и учителем. Именно он воспитал в нем твердость духа, умение извлекать уроки из поражений, не почивать на лаврах, но и не опускать руки после неудачи, а также удивительное трудолюбие. Отныне и до самого конца карьеры каждый день Мэттьюза начинался в семь часов утра с тренировки: пробежка, упражнения на растяжку и, конечно же, работа с мячом. Стэнли без устали работал над техникой дриблинга, придумывая для себя различные упражнения на ловкость обращения с мячом и своим телом, оттачивал обманные движения, моделировал погодные условия, обильно поливая лужайку из шланга и добиваясь, чтобы это не сказывалось на качестве его действий…
 
В детстве Мэттьюз начинал в центре полузащиты, но затем был переведен на правый фланг нападения. Он обладал для этого не только скоростью, но и искусством дриблинга. Сыграв за сборную школьников Англии, Мэттьюз накануне 15-летия получил предложения от целого ряда именитых клубов, однако отец настоял, чтобы сын стал «учеником» в Сток Сити. Спустя два года, когда пришло время подписывать профессиональный контракт, Стэнли уже не хотел слушать никого – ни Вулверхэмптон, ни Астон Виллу, ни Бирмингем, ни Вест Бром, ни Лестер Сити, ни Ньюкасл, ни Болтон, ни Хаддерсфилд. «Мне нравится Сток Сити, и думаю, что здесь я буду счастлив», - твердо заявило молодое дарование.
 
Вскоре после своего 17-летия Мэттьюз дебютировал в первой команде в победном матче в Бери. Победа была для начинающего Стэнли тем ценнее, что благодаря ей он мог рассчитывать… на карманные деньги. Едва он подписал профессиональный контракт, как отец поставил его перед фактом: Стэнли открывает счет в банке на свое имя, кладет туда 10 фунтов подъемных, а потом каждую неделю – половину своей зарплаты (2,5 фунта во время сезона и 1,5 фунта летом), вторую половину отдает матери в семейный бюджет. «А карманные деньги?» - упавшим голосом спросил сын. «В случае выигрыша тебе будут платить 1 фунт – это приличные деньги, ради которых всегда стоит стремиться к победе. Ну а если не получится, я тебя жду в моей парикмахерской – там всегда найдется занятие для работника метлы».
 
Уже два года спустя Мэттьюз дебютировал в национальной сборной Англии, и, знакомясь с воспоминаниями сэра Стэнли о том периоде своей карьеры, возникает подспудное чувство, что Сток Сити для него прочно отступает на второй план перед главной командой страны. Нет, Гончары, вернувшись в элиту в 1933 году не без помощи юного еще Мэттьюза, были на виду, поднимались даже на четвертую строчку, однако сэр Стэнли говорит о команде как бы вскользь. Почему же?
 
Человеком, который поднял Сток Сити из третьего дивизиона в первый, который высоко ценил талант Мэттьюза, был Том Матер. Сам он в футбол не играл никогда, однако в игре разбирался превосходно, и Стэнли, отдававший футболу всего себя, не мог это не ценить. Матер любил говорить: «Лучше, чем способность, может быть только способность разглядеть способность». Это удавалось ему превосходно. Но в 1935 году Матер перебрался в Ньюкасл, а команду возглавил Боб Макгрори. За 14 лет выступлений за Сток Сити он заработал репутацию крутого защитника и настоящего капитана. Таким же он стал и менеджером.
 
С Мэттьюзом почему-то у них не заладилось, и в 1938 году Стэнли попросил разрешения подыскать себе другой клуб. Он пока ни в чем не обвинял напрямую Макгрори, утверждая, что устал от слухов, что невесть кто распускал по городу – мол, в команде существует внушительная группировка игроков, настроенных против Мэттьюза. Дело, конечно, было шито белыми нитками – в прошлом году Мэттьюз долго воевал с Макгрори и правлением клуба. По тогдашним правилам, игроку за пять лет выступлений в клубе полагался бонус в 500 фунтов, за семь лет – 650 фунтов. Макгрори, ведя отсчет с момента подписания профессионального контракта с Мэттьюзом, предложил ему пять сотен, но Стэнли потребовал 650 фунтов, напомнив, что в клубе он появился на два года раньше, убирал раздевалки, мел трибуны и играл за резервный состав. В конце концов руководство клуба вынуждено было согласиться с его доводами, предварительно продержав игрока без контракта (а следовательно, и без зарплаты) все лето (уйти в другой клуб Мэттьюз права не имел, так как его регистрация, то есть документ, прикреплявший даже игрока без контракта к определенному клубу, оставалась у Сток Сити).
 
Просьба Мэттьюза выставить его на трансфер вызвала невероятное оживление среди болельщиков. Они сразу же заняли сторону кумира, проводили митинги, встречались и с самим футболистом. Стэнли остался, чтобы спустя почти десять лет, в первом полноценном мирном сезоне, 1946/47, принять участие в борьбе за чемпионство в составе родной команды.
 
Основной состав Сток Сити в том сезоне интересен, но, в общем-то, не уникален для своего времени. Все дело в том, что он полностью состоял из футболистов, родившихся в этом городе. Вратарь Деннис Херод, защитники Билли Маулд, Нил Франклин и Джонни Маккью, полузащитники Фрэнк Маунтфорд и Джок Кёртон, инсайды Сид Перритт и Фрэнк Бейкер, фланговые нападающие Мэттьюз и Алекс Ормстон, бомбардир Фредди Стил… Они неважно начали сезон, набрав всего очко в стартовых четырех турах, а Мэттьюз из-за мелких, но очень неприятных повреждений раз за разом оказывался в лазарете. В его отсутствие на месте правого нападающего достойно выступал Джордж Маунтфорд, и однажды Боб Макгрори вызвал к себе Мэттьюза, чтобы, не глядя в глаза, предложить набрать форму в резервной команде. «Ты босс и вправе мне просто приказать. Но раз ты всего лишь предлагаешь, то я собираюсь отказаться», - спокойно ответил Мэттьюз. На следующий день газеты писали об этом разговоре, опять подняв позабытую тему «недоверия со стороны группы игроков».
 
Стэнли уже не был тем молодым игроком. Ему было 32 года, он жил в Блэкпуле, где купил небольшой отель, и большей частью тренировался с тамошней командой, выезжая только на матчи Сток Сити. Однако на этот раз не последовало никаких требований и ультиматумов. Благодаря дипломатическим способностям главы клуба Харри Бута конфликт удалось уладить в короткие сроки. Мэттьюз вернулся в состав, чтобы провести на одном дыхании один из лучших отрезков в своей карьере. Среди поверженных команд оказался и Блэкпул, в матче с которым Стэнли забил гол после впечатляющего рейда через полполя. Команда, почувствовав настроение своего лидера, действовала ему под стать: в девяти матчах Гончары забивали по три мяча, Блэкпул и Брентфорд пропустили от них по четыре гола, Лидс, Челси, Престон и Гримсби – по пять, тот же Челси – шесть. Про конфликт с Макгрори забыли. И напрасно.
 
На Пасху, когда тремя матчами за четыре дня начинался решающий отрезок сезона, Макгрори под разными предлогами перестал ставить Мэттьюза в состав. Стэнли за это время сыграл за сборную Англии против шотландцев, за сборную английской Лиги против ирландской Лиги и, наконец, за сборную Великобритании против Остальной Европы. Но в состав Сток Сити он попадал только по причине травмы кого-то из игроков. На встрече с правлением клуба, на которой почему-то отсутствовал Макгрори, Мэттьюз потребовал выставить его на трансфер и назвал Блэкпул клубом, который может быть заинтересован в его услугах. Трансфер составил 11,5 тысяч фунтов, и Боб Макгрори наверняка считал эту сделку более чем выгодной – ну сколько там осталось этому ветерану, два года, три?..
 
В последнем матче сезона Сток Сити нужно было просто обыграть Шеффилд Юнайтед на его поле, чтобы стать чемпионом. Клинки, которым совсем ничего не нужно было, выиграли 2:1. Спустя годы бывшие игроки Гончаров Нил Франклин и Деннис Херод, вспоминая об упущенном шансе, осуждали «завистливый характер Макгрори» и жалели, что в решающем матче рядом с ними не было «лучшего футболиста, с которым нам доводилось когда-либо играть».
 
Сам Мэттьюз, перебираясь в Блэкпул, в беседе с менеджером Джо Смитом выражал уверенность, что сможет отыграть еще пять лет. В общей сложности он отдал Блэкпулу 14 лет, провел за сборную еще 36 матчей, трижды играл в финале Кубка Англии, был вице-чемпионом страны, дважды становился Игроком года, получил самый первый «Золотой мяч». А потом… вернулся в Сток Сити, еще на четыре сезона.
 
Боба Макгрори уже давно не было в клубе, да и сама команда теперь болталась на задворках второго дивизиона. Тогдашний менеджер Тони Уоддингтон, не располагая серьезными средствами, был полон решимости вернуть Гончаров в элиту. Он полагался на молодых воспитанников клуба, а также на ветеранов, которые многого не требовали, но еще могли помочь сезон-другой. Насчет Мэттьюза он не колебался ни секунды, хотя тому шел 47-й год, у него было больное колено, а Блэкпул вдруг запросил за него 3,5 тысячи фунтов. Пресса писала – мол, Стэнли, не вздумай, уходи с достоинством, но легенда Блэкпула Джимми Армфилд очень метко сказал о характере Мэттьюза: «Он умеет взлететь к звездам, но при этом твердо стоять на ногах». Стэнли Мэттьюз не обманывался, он был уверен в себе.
 
Спустя полтора года Сток Сити вернулся вэлиту, и вклад древнего ветерана в этот успех трудно переоценить. Хотя, конечно, неправильно было бы утверждать, что Мэттьюз в одиночку вытащил родной клуб. Уоддингтон проделал внушительную работу и собрал очень крепкий коллектив, который сумел закрепиться в первом дивизионе даже без Мэттьюза, который, измученный травмами, уже практически не появлялся на поле. Его последний матч носил уже чисто символический характер – 6 февраля 1965 года Стэнли Мэттьюз появился в составе Сток Сити в первый раз в том сезоне и последний в карьере. Ему как раз исполнилось 50 лет. Но отбывать номер – это не про Стэнли Мэттьюза, и он принял участие в одном из трех мячей в ворота Фулхэма.
 
И только потом оставил футбольное поле.
 
Алан Хадсон, полузащитник Челси, Арсенала и Сток Сити 1970-х, вспоминал об одной из последних встреч с Мэттьюзом: «Он сказал мне, что жалеет о том, что ушел из футбола слишком рано. Я думал, это шутка, но, посмотрев ему в глаза, понял – все серьезно. В этом был весь Стэнли Мэттьюз – он больше всего на свете любил футбол».
 
Михаил Ермаков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях