Safe Hands


Все статьи сайта




Спецпроект Бей-беги вспоминает вратаря, которого незаслуженно помнят только за его ошибки.
Дэвид Симэн, фото mirrorfootball.co.uk ДЭВИД СИМЭН, ФОТО MIRRORFOOTBALL.CO.UK24 ИЮНЯ 2013, 09:44
В январе 2004 года, незадолго до завершения карьеры и предполагавшегося матча с лондонским Арсеналом, бывший вратарь Канониров Дэвид Симэн находился в великолепном расположении духа. Его интервью изданию The Guardian было преисполнено юмора и теплых воспоминаний, несмотря даже на недавние малоприятные расставания с главным клубом жизни и национальной сборной. Журналистка Эмма Броукс наконец решилась спросить. «Ваше веселье – признак маниакальной депрессии?» На этот раз хохот Симэна растянулся на целую минуту. «Маниакальная депрессия?! Какие у меня вообще могут быть причины впадать в депрессию?»
 
В карьере габаритного уроженца Ротерхэма можно отыскать сразу несколько эпизодов, которые  заставили бы других вратарей, отчаявшись, потерять всякую уверенность в своих силах. Других, но не Дэвида Симэна. Он никогда не оглядывался назад, и даже в 39 лет готов был вернуться к своей лучшей игре, заткнув рты всем критикам. «Он огромный во всех смыслах, — вспоминает тренер вратарей Арсенала Боб Уилсон, ставший за долгие годы сотрудничества лучшим другом Симэна. – Когда Дэвид заходит в раздевалку, он подчиняет себе все вокруг. Я работал только с двумя подобными голкиперами – с ним и с Патом Дженнингсом».
 
Его кинематографическая внешность – легендарные хвостик и усы – сделали Симэна популярной медиа-фигурой во всей Англии, но они лишь были удачным дополнением к тому хладнокровию, которое излучал голкипер Арсенала на протяжении тринадцати лет выступлений на Хайбери. Только Симэн был способен выдавливать на свою голову полтюбика геля перед выходом на поле, оставаясь при этом оплотом мужества для партнеров. «Ребята, а вы вообще в первой команде?» — успокаивал он двадцатилетних юношей из Манчестер Сити, когда те пытались похихикать над здоровенным мужиком, переживающим за свой внешний вид на самом закате карьеры. Ему редко приходилось повышать голос и пытаться вразумить партнеров – с Дэвидом каждый из них ощущал присутствие настоящей скалы.
 

 
Его комплекция не позволяла регулярно совершать в воротах авантюрные сэйвы, и под руководством Боба Уилсона Симэн быстро стал пользоваться своими сильнейшими качествами. Фанат Брюса Гробелаара в молодости, он был не прочь время от времени побаловать публику вратарскими трюками, но Боб успевал еще на тренировках охладить пыл стража ворот. «Эй, а это уже Брюси!» В итоге, Симэн прославился другим: несокрушимой концентрацией, нежеланием усложнять свою работу, играя на телекамеры. Для них, в конце концов, всегда была его кинематографическая внешность.
 
На футбольном пути Симэна хватало потрясений. От отвержения любимым клубом детства до гола Роналдиньо на чемпионате мира, он нес гордое бремя большого вратаря, каждую неделю защищающего цвета одного из самых крупных в мире клубов и одной из самых популярных на планете национальных команд. Лидс, как и их голкипер Дэвид Харви, были для юного Симэна предметом культа, потому и возможность начать карьеру в футболке любимой команды он воспринимал как подарок судьбы. На Элланд Роуд все пошло наперекосяк сразу: для начала клуб запретил ему сниматься для командного фото с только пробившимися усами, а затем, в 19 лет, указал на дверь, оставив без профессионального контракта. Возможность вернуться к работе доставщика хлебобулочных изделий из пекарни рассматривалась вполне серьезно.
 
Тем не менее тогда же Симэна подобрал Питерборо, а еще через два года ему посчастливилось примерить презентабельную майку Бирмингем Сити. Как раз тогда, в первой половине восьмидесятых, футбол в этом городе переживал яркий период: Астон Вилла, распрощавшись со своим лучшим в истории менеджером Роном Сондерсом, сенсационно выиграла Кубок чемпионов, а сам Сондерс с желанием отомстить принял принципиальных соперников Виллы. 
Встреча с этим менеджером стала переломной для Симэна: по его же словам, Рон был единственным главным тренером, умевшим работать с вратарями – даже Арсен Венгер всегда был готов влезть в работу Боба Уилсона, не понимая принципов подготовки наиболее обособленной футбольной профессии. «Не знаю, откуда и как, но Сондерс в этом разбирался». Симэн принялся матереть: за Бирмингемом последовал переход в КПР и первый вызов в сборную Англии Бобби Робсона.
 

 
1990-й стал большим годом для английского футбола и лично для Симэна. Робсон взял Дэвида третьим вратарем на чемпионат мира в Италию, но уже до старта турнира он вернулся домой из-за травмы. Тогда же случился и переход в Арсенал, который отдал за нового вратаря рекордные для футболистов этого амплуа 1,3 млн фунтов. Переход отложили обстоятельства: Джордж Грэм пытался подписать Симэна еще под занавес сезона (в то время клубы имели такое право), отправив в обмен Джона Лукича – на правах аренды. Любимец публики наотрез отказался переходить, и Грэм был вынужден дожидаться открытия летнего трансферного окна, чтобы провернуть в итоге эпохальную для лондонского клуба сделку. «Я по-прежнему считаю, что Джон Лукич входит в тройку сильнейших английских вратарей. Но Дэвид Симэн просто лучший в Англии», — раздразнил тогда Грэм болельщиков.
 
Лукич уехал в Лидс, а Симэну была уготована роль антигероя. Первые матчи с участием усатого голкипера болельщики начинали скандированием фамилии его предшественника, но вскоре убедительная игра Симэна заставила болельщиков создать себе нового кумира. Период работы Джорджа Грэма известен кубковыми успехами и воспетой историей схемой «1:0 в пользу Арсенала». Иан Райт всегда оказывался в нужном месте и в нужное время, чтобы забить единственный мяч, но настоящим оплотом побед оставалась задняя линия с внушающим страх Симэном и четверкой защитников – Ли Диксоном, Найджелом Уинтерберном, Стивом Боулдом и Тони Адамсом. «Нашу задачу существенно упрощало то, что каждый из нас говорил по-английски».
 
В 1991-м Канониры стали чемпионами, в 1993-м Арсенал завоевал Кубок Англии и Кубок Лиги, а через год Симэну и команде покорилась европейская вершина – Канониры выиграли Кубок кубков. Финальный матч против Пармы Симэн отстоял на «ноль», да еще и со сломанным ребром, на болеутоляющих средствах. Через год лондонцы шли по тому же пути: в полуфинале голкипер отразил три послематчевых пенальти поединка с Сампдорией, но в решающей встрече с Сарагосой допустил свою первую роковую ошибку, пропустив дальний удар Найима за минуту до окончания дополнительного времени.
 

 
Неудача не могла сломить Симэна. К тому времени Терри Венейблс уже готовил английскую сборную к домашнему Евро, и Дэвид рассматривался в роли главного вратаря. 1996-й стал его бенефисом в майке Трех львов: на родных полях англичане демонстрировали отменный футбол и остановились в шаге от финала, к чему Симэн, попавший в символическую сборную турнира, приложил свою большую руку. Он еще сыграет на чемпионате мира во Франции, травмируется на континентальном турнире 2000 года, а фактическим его завершением выступлений за сборную станет матч против Бразилии на азиатском чемпионате мира. 38-летний Симэн был одним из лучших игроков Англии, но подопечные Свена-Йорана Эрикссона лишились реальной возможности обыграть будущих чемпионов из-за легендарного гола Роналдиньо и ошибки опытного стража ворот. После той встречи Симэн не скрывал слез, а позже попросил прощения у целой страны. «Некоторые люди говорят, что им не хочется больше играть за сборную Англии. Вы что, шутите? Нет ничего лучше, чем выходить на поле с тремя львами на груди. Да, это избитая фраза, но поверь мне, дружище – нет ощущения круче, чем игра за английскую сборную».
 
Приход Арсена Венгера существенно изменил игровой стиль Арсенала, и на протяжении еще шести лет Симэн оставался бессменным первым номером лондонской команды. В копилку клуба упали еще два чемпионских звания, но момент прощания подоспел в 2003-м – вскоре после победы в Кубке Англии. Симэну было уже 39 лет: он перестал играть в сборной, и эксперты понимали необходимость изменений на Хайбери, с чем соглашался Арсен Венгер. Проводя свой последний сезон в футболке Арсенала, Симэн умудрился совершить и свой самый знаменитый сэйв. В полуфинальном поединке с Шеффилд Юнайтед он магическим образом достал мяч после удара Пола Пескисолидо головой. Кто-то из сидевших тогда в телевизионной студии назвал этот сэйв «лучшим в истории», и даже по прошествии многих лет героизм Симэна заслуживает не меньших оценок. Это был его тысячный матч в карьере. «Лучшего ответа критикам тогда нельзя было придумать!»
 

 
Дэвид комфортно себя чувствует в телевизионных студиях, поражая окружающих обаянием и чувством юмора. Он всегда уживался с ролью популярной медийной персоны, крепко держа ноги на земле. Некомфортно могло стать лишь однажды: когда его маленький сын, играя с мячом во дворе у дома, повернулся к отцу и задал шокирующий вопрос. «А я смогу стать Дэвидом Симэном?» Шокирующий для других. Последнего из великих английских вратарей было принято называть «Safe Hands» — не в последнюю очередь из-за его спокойствия.
 
Конечно, Симэн просто улыбнулся.
 
Иван Громиков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях