Премьер-министр в желтых бутсах


Все статьи сайта




Football.ua представляет очередной материал в рамках проекта Бей-беги.
Герберт Чепмэн ГЕРБЕРТ ЧЕПМЭН13 МАЯ 2009, 11:28
Об этом редко говорят, но именно игрок Тоттенхэма однажды невольно посодействовал тому, чтобы Арсенал превратился из посредственной серости в один из лучших клубов Англии ХХ века. 

В конце сезона-1906/07 капитан Шпор Уолтер Булл получил предложение возглавить Нортхэмптон, но распорядился им оригинально. После завершения последнего матча сезона Булл, сидя в душевой Уайт Харт Лейн, обратился к 29-летнему резервисту команды Герберту Чепмэну: "Из меня менеджер никакущий, а ты, Герберт, обязан принять это предложение. О-бя-зан!" 

Так началась тренерская биография человека, который навсегда изменил роль тренера и представление о нём. До Чепмэна тренер или, как говорят в Британии, менеджер, как правило, был бессловесным исполнителем воли руководства клуба. После него всё изменилось всерьёз и надолго. 

Неверно считать, что единственная память о Чепмэне, которая хранится в Арсенале до сих пор, это легендарный бронзовый бюст, увы, на уже не существующем Хайбери. Его безжалостность, амбиции и мудрость даже сейчас продолжают вести команду к вершинам. Всё это - основы идеологии победителей, которую привил клубу именно Чепмэн. 

Он воспитал команду стремительных форвардов и непроходимых защитников. Он сделал их сильными и непоколебимыми духом перед лицом многочисленных критиков, которые не замедлили появиться вместе с первыми успехами Арсенала. Чепмэна обвиняли в том, что его третий защитник – это убийство футбола. Арсенал называли оборонительной командой. Ответом всем стали 127 мячей, забитых в первом чемпионском сезоне-1930/31. 

Можно сколько угодно доказывать, что в легендарной схеме WM не было ничего особенного. Можно сколько угодно доказывать обратное. На самом деле это не важно. Важно другое – благодаря Чепмэну тактику перестали воспринимать как некую застывшую форму.

Он был автократом и шоумэном одновременно (во время игровой карьеры Чепмэн выходил на поле в бутсах жёлтого цвета, что по тем временем было в диковинку), а также администратором, который предвосхитил своё время. 

До сих пор Челси претендует на то, чтобы считаться пионером в ношении футболок с номерами. 25 августа 1928 года команда со Стэмфорд Бридж в таком виде вышла на матч против Суонси. Но в этот же день точно так же поступил и Арсенал, который играл в гостях с Шеффилд Уэнсдей. И именно Чепмэн первым внятно сумел доказать целесообразность нумерации. Футбольная Ассоциация, однако, сопротивлялась ещё десять лет.

Чепмэн настаивал, чтобы матчи проводились белыми мячами, а не всех мастей, как было принято в то время. ФА снова скривилась, чтобы спустя годы сделать то, о чём говорил тренер. 

Чепмэн убеждал в необходимости оборудования стадионов искусственным освещением, что позволит проводить матчи в будние дни в более удобное для болельщиков время. ФА опять стала ломаться, и на этот раз сдалась только в конце 1950-х годов. 

Наконец, именно Чепмэн придумал резиновые шипы для бутс. 

Но главное, к чему он стремился, - сделать Арсенал сильнейшим клубом мира. 

Герберт родился 19 января 1878 года в семье неграмотного шахтёра в Южном Йоркшире. Он рос необычайно одарённым ребёнком, и в шахту не спускался никогда. Чепмэн получил начальное образование, после чего поступил в Технический колледж Шеффилда, который закончил по специальности технолога угольной промышленности. 

Работу технолога он оставил только на несколько лет во время первой мировой войны, когда возглавлял фабрику по пошиву военного обмундирования, а окончательно сосредоточился на футболе лишь после того, как добился успеха с Хаддерсфилдом. Футболисты в те времена хоть и были профессионалами, однако на жизнь не хватало. К тому же Герберт очень долго занимался футболом исключительно как любитель.

Благодаря богатой и разнообразной игровой биографии Чепмэн научился самому главному – как НЕЛЬЗЯ управлять футбольным клубом. "Это самая сложная наука. Когда поймёшь, как НЕЛЬЗЯ, сразу становится ясно, как НУЖНО!"

Возглавив Нортхэмптон, Чепмэн привёл его к званию чемпиона Южной Лиги. Затем с успехом работал в Лидс Сити, сделав его чемпионом страны в одном из военных первенств. Хотя эта страница биографии великого тренера очень и очень неоднозначна: после войны Лидс Сити за финансовые нарушения был расформирован, но Герберт вышел сухим из воды.

Потом он сделал легендарным Хаддерсфилд. С этой командой Чепмэн, невзирая на плохую посещаемость и нехватку финансов, в течение четырёх лет выиграл Кубок Англии и два чемпионских звания. Третье кряду чемпионство Терьеры добыли, когда Чепмэн откликнулся на объявление в Athletic News и возглавил неудачливый на то время Арсенал. 
Президент Генри Норрис искал себе скромного в запросах, но талантливого менеджера. Он нашёл Чепмэна, который первым делом выбил себе две тысячи фунтов зарплаты в год, а следом и средства  на покупку игроков. За первые два года работы Чепмэн истратил на футболистов калибра Чарли Бьюкена, Тома Паркера и Джека Ламберта 25 тысяч фунтов. Но куда лучше, нежели сорить деньгами, он умел разглядеть потенциал в неизвестных никому игроках. 

19-летний бывший молочник Эдди Хэпгуд только что получил отказ Бристоль Роверз. Никого не интересовал хилый левый защитник, который терял сознание, если приходилось бить головой тяжелый (а тогда только такие и были) мяч. Но Чепмэн разглядел в нём то, что сделало Хэпгуда капитаном Арсенала и сборной Англии. И лично следил за тем, чтобы Эдди набирал вес. Просто ставил перед вегетарианцем Хэпгудом тарелку с громадным куском мяса, садился напротив и рявкал: "Жри!"

Безо всякого сомнения, его самым великим трансфером было подписание Волшебника Уэмбли Алекса Джеймса. Престон, который в то время был известен как "команда Джеймса и десяти посредственностей", неожиданно выставил на трансфер миниатюрного шотландца, и тот мгновенно стал объектом охоты со стороны Ливерпуля, Астон Виллы, Бирмингема и Ман Сити. 

Как Чепмэн сумел обставить всех конкурентов, заплатив при этом неприлично мало – 8750 фунтов, до сих пор неизвестно. Джеймс был одной из главных звёзд того времени, и такая неожиданно низкая цена при серьёзной конкуренции заинтересовала Футбольную Ассоциацию. Но Чепмэн сам настоял на проверке, после которой удивление стало ещё большим – Арсенал оказался чист!

Не исключено, что во время переговоров с представителями Престона Чепмэн воспользовался одним из своих плутовских ходов, которые, к примеру, позволили ему переманить в Арсенал инсайда Болтона Дэвида Джека. 

Летом 1928 года Скакуны заявили, что готовы продать любого игрока своего состава, кроме Джека. Тогда к ним обратился Чепмэн: "А вот мне нужен именно Джек…" За него попросили 13 тысяч фунтов, что вдвое превышало тогдашний трансферный рекорд. Чепмэн предложил продолжить переговоры в отеле, где он остановился вместе со своим помощником Бобом Уоллом. Там менеджер Арсенала сунул двухфунтовую купюру бармену и дал указания: "Мой помощник будет заказывать виски с сушеным имбирем, а я – джин с тоником. К нам приедут гости, они будут пить, что захотят. Ты наливай им двойную дозу, но в нашем виски с имбирем не должно быть виски, а в тонике не должно быть ни капли джина". 

Дело было сделано! 

Алекс Джеймс стал головой команды, тем, кого сейчас называют плеймейкером. Однако начинал он на Хайбери очень тяжело. Коротышка в здоровенных трусищах выглядел бесполезно и нелепо. Непонятна и непривычна была та роль, которая ему была уготована Чепмэном. Всю жизнь Алекс был забивалой, а теперь из него пытались сделать связующего между обороной и атакой. Джеймс сорвался, наивно полагая, что сумеет взять своё голосом и авторитетом. Ответ менеджера был прост и твёрд: "Отчислен". Такой резкий поворот повлиял даже на столь непростой характер, как у Джеймса.

Возражать Чепмэну было бесполезно. Клифф Бэстин хотел было предупредить Герберта, что не играл на левом фланге атаки с девяти лет. Тот не захотел даже слушать, и оказался прав. Бэстин превратился в одного из лучших левых крайних в истории английского футбола, и уже к 21 году получил всеобщее признание.

Джордж Мейл был резервным левым хавом, когда однажды его пригласил к себе Чепмэн и предложил стать правым защитником. Мейл протестовал шумно, а когда смолк, слово взял тренер. "Я вышел из его кабинета в полной уверенности, что я не просто прирождённый крайний защитник, но и вообще лучший в стране на этой позиции!" 

Благодаря твёрдости характера и силе убеждения он преобразил Арсенал в соответствии со своей мечтой. 

Сразу после появления в клубе Чепмэн убрал артикль The из названия команды, чтобы "хотя в алфавитном порядке мы были на первом месте". Затем, молниеносно чередуя тактику лести и угроз, убедил руководство лондонского метрополитена дать согласие на переименование станции Гиллеспи Роуд в Арсенал. Сейчас это назвали бы "грамотной PR-кампанией". 

За восемь лет Чепмэн создал Арсенал в том виде, в котором мы знаем его сейчас. На тот момент не осталось вершин, которых бы он не сумел покорить. Но он же заглянул и на самое дно, когда в 3-м раунде Кубка Англии 1933 года Уолсолл сотворил одну из самых громких сенсаций в истории британского футбола, обыграв могучий Арсенал со счётом 2:0. "Непобедимые" пали под напором команды третьего дивизиона, игроки которой в сумме стоили 69 фунтов!

Спустя всего год, 6 января 34-го, Чепмэн скоропостижно скончался от пневмонии. Простудился, но отправился в холодную и дождливую погоду на матч третьей команды. Сгорел за считанные дни. 

На похоронах лучше всех сказал юный Бэстин: "Я считаю, что те качества, которыми обладал Чепмэн, были достойны самого великого признания. Он должен был стать премьер-министром…"

Алексей Иванов, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях