Правила винодела


Все статьи сайта




В очередном материале серии Бей-Беги Вас ждет встреча с настоящим французом, любимцем домохозяек, кулинаром, виноделом и просто великолепным футболистом – Давидом Жинола.
Любимец домохозяек Давид Жинола ЛЮБИМЕЦ ДОМОХОЗЯЕК ДАВИД ЖИНОЛА31 ИЮЛЯ 2009, 12:49
В истории английского футбола есть два француза, которые сделали для сближения Англии и Франции больше, чем все министры и главы правительств вместе взятые. Давид Жинола и Эрик Кантона как близнецы-братья. Оба были вынуждены переехать на Туманный Альбион из-за того, что чувствовали себя на родине чужыми (в первую очередь, в французском футболе), оба играли на позиции полузащитника, много забивали, обладали сильным и точным ударом, признавались лучшими футболистами Англии, получали длительные дисквалификации и после завершения карьеры пробовали свои силы в кино. Интересно, что за последние два года оба выразили желание поработать менеджерами своих бывших клубов – Тоттенхэма и Манчестер Юнайтед.

Единственное серьезное отличие в том, что Эрик провел большую часть своей карьеры в клубе, который был флагманом английского футбола, а Жинола играл только за середняков, которые при нем как подымались до звания вице-чемпиона, так и опускались до борьбы за выживание. Ну и, кроме того, Эрик завершил свою карьеру на пике славы, а Давид играл до тех пор пока ему позволяло здоровье. 

Но отправной точкой начала английской карьеры Жинола стал один эпизод, участниками которого были как раз Давид и Эрик. В двух последних матчах отбора на ЧМ-94 французам необходимо было взять одно очко, чтобы обеспечить себе путевку в США. Оставалось два домашних матча с израильтянами и болгарами. Казалось бы, чего уж проще? Ан нет – поражение от Израиля 2-3 заставило французских болельщиков переживать до последних минут матча с болгарами. Счет был 1-1, когда Жинола с партнером разыграл штрафной возле углового флажка на половине поля соперника. Давид отдал передачу на одиноко стоящего в штрафной соперника Эрика, но отдал несколько неточно. В любом случае Кантона даже не сделал попытки помешать сопернику завладеть мячом. То, что случилось дальше, называют самым большим кошмаром французской сборной за всю историю и в то же время – отправной точкой создания новой, чемпионской команды. Болгары быстро парой передач прошли по флангу, и мяч оказался у Эмила Костадинова, который, уворачиваясь от отчаянных подкатов защитников, ворвался в штрафную Бернара Лама и с острого угла пробил сильно и неотразимо. Болгары поехали на ЧМ, чтобы сотворить там еще не одну сенсацию, а французы опозорились на весь мир. 

Виновником такого поворота событий был признан Жинола, которого тренер  команды Жерар Улье назвал "ассасином французского футбола" (то бишь убийцей). Кантона было попроще – он-то отыграл матч и улетел на Туманный Альбион, где его любили и уважали, а  Жинола пришлось прочувствовать на своей шкуре ненависть болельщиков почти на каждом стадионе, где выступал его клуб – Пари Сен-Жермен. При всем  при этом в том году Давида все равно назвали лучшим футболистом Франции, несмотря на то, что даже в ПСЖ тогда хватало звезд первой величины – Раи, Джордж Веа, Валдо. 

Даже сейчас, по прошествии 15-ти лет, Жинола достают вопросами о той ошибке. "Это было так давно. Когда-то эта боль не давала мне покоя, но сейчас нет смысла останавливаться на этом. Ведь в моей карьере было и много чего хорошего. Меня называли лучшим игроком Франции и Англии. Манчестер Юнайтед выиграл свой знаменитый "требл", а лучшим игроком по двум версиям признали меня. Моя карьера это не только один матч. Их у меня было более 500".

После этой неудачи на тренерском мостике сборной Франции произошли перемены – недавний помощник Улье Эме Жаке постепенно пришел к мысли, что ему следует отказаться от услуг трех закоренелых индивидуалистов Папена, Кантона и Жинола, дабы подготовить команду, которая сможет стать чемпионом мира в 1998 году, у себя на родине. Наверное, обидно было и Эрику и Давиду пропускать Евро-96, которое проходило фактически у них дома, ведь Жинола уже к тому времени сменил "ПСЖ" на "Ньюкасл", но стоит сказать, что возможно, Жаке был прав, ибо победителей не судят. Что сделано, то сделано.

В любом случае, в Англии Жинола нашел все то, что ему было необходимо – команду, претендующую на самые высокие места (но никак до них не добирающуюся), бешеную популярность (особенно среди домохозяек) и возможность играть в тот футбол, который ему больше всего нравился – футбол темповой, в меру техничный, в меру силовой. Кроме того в Англии он получил свободу – ему не нужно было постоянно вспоминать о том чертовом пасе, выслушивать проклятия случайных людей. В общем, он мог начать новую жизнь.

Давид с детства был очень эмоционально уязвимым и только после целого ряда жизненных испытаний он смог найти свой внутренний баланс. В детстве в знаменитом курортном городке Сен-Тропе он постоянно пропадал на улице с друзьями и играл в футбол. Если же шел дождь или же просто его не выпускали из дому родители, Давид закрывался в своей комнате и не мог сдержать слез.  Наверное, конечной точкой формирования его личности стал момент, когда Давид с семьей попал в эпицентр стихийного бедствия на Мальдивах. Цунами забрал жизни нескольких сотен людей и полностью разрушил тот райский уголок в котором еще недавно было все спокойно. 

"Когда вы находитесь рядом со смертью это дает возможность переосмыслить жизненные ценности. Одна минута  - и рай превращается в ад. Приходится принимать решения, которые могут повлиять на судьбу близких людей. Остаться на острове или попробовать покинуть его? Я знал, что мне придется сделать и от этого решения зависела жизнь всей моей семьи. В конечном итоге мы решили покинуть остров, и я нашел последнюю лодку, отправляющуюся на материк. Когда мы вернулись в Париж, то узнали, что много людей погибли в тот день на Мальдивах и что мы  - очень удачливые люди. После таких испытаний человек становится другим".

В Ньюкасле Жинола нашел "своего" тренера – Кевина Кигана, ибо не секрет, что почти всю свою карьеру Жинола редко находил общий язык с наставниками. Отношения же с Киганом были идеальными – оба придерживались одинаковой футбольной философии.  

"Я не люблю и не понимаю современный футбол. Мы забыли, что футбол – игра, выступление.  Болельщики покупают билеты для того, чтобы увидеть развлечение. А сегодняшний футбол – тактика, строгое следование правилам, которые все соблюдают в игре и экстравагантные игроки стали крайне редки".

Ньюкасл Кигана, как раз по части шоу, эмоций мог дать фору на тот момент  любой команде Англии. Защита у Кигана отсутствовала как класс, зато атака действовала так, что зрители на просто сходили с ума от того шоу, что им предлагали Лес Фердинанд, Кейт Гиллеспи, Роб Ли, а теперь и Давид Жинола. Наверное, именно тот кигановский Ньюкасл первого созыва так избаловал публику на Сент-Джеймс Парк, что она была готова отказаться от кубков, трофеев и результата (тем более что их не появилось все равно), лишь бы им вернули Кигана и его видение футбола. К сожалению, мало кто понимал, что уже и Киган не тот и футбол немного поменялся.

Жинола как футболист это в первую очередь уверенность в том, что он делает на поле, умение прорваться по флангу сквозь частокол защитников с помощью шикарной техники и самое главное – дальние удары. Удары похожие на те, что исполнял Жинола,  лично мне довелось видеть только у двух английских игроков – Мэтт Ле Тиссье и Гленн Ходдл. Для Давида не представляло труда одной ногой подработать мяч, например, подбросив его в воздух и тут же пробить точно в девятку ворот. Сколько же он забил просто шедевральных красавцев с самых разных дистанций! Одним из лучших своих мячей Жинола провел в эпохальном погроме со счетом 5-0, который кигановский Ньюкасл устроил Манчестер Юнайтед, когда Лес Фердинанд, Жинола, Филлип Альбер и Алан Ширер просто издевались над Шмайхелем и партнерами приводя в неистовый восторг публику. 

К сожалению, в Ньюкасле ему так и не удалось ничего выиграть. Не удалось этого сделать и Кигану. Когда он ушел, а на его место пришел Кенни Далглиш, карьера Жинола в Ньюкасле подошла к концу. Тренер и игрок не сошлись характерами и Давид уселся на банку. Вот кстати еще один интересный  момент – Жинола не находил общего языка с будущими (Улье) или бывшими (Далглиш) менеджерами Ливерпуля. Еще недавно за Жинола очень приличную сумму предлагала сама Барселона, а теперь он вынужден был уходить за пару лимонов фунтов в стан аутсайдера чемпионат – Тоттенхэм Хотспур. Да, Шпоры на то время (1997 год) были командой, которая только благодаря усилиям Юргена Клинсманна не вылетела из АПЛ и особые перспективы увидеть в них было трудно. 

Но, как ни странно, именно Тоттенхэм стал "командой Жинола". Тут стоит обратить внимание на то, что в истории Сорвиголов всегда хватало непризнанных гениев. Чего стоят только Гленн Ходдл и Пол Гаскойн – игроки недооцененные английским футболом и не раскрывшие даже половины своего потенциала. Тут он воссоединился с Лесом Фердинандом и показывал лучший футбол в своей жизни. Именно в стане Сорвиголов он выиграл единственный свой английский трофей – Кубок Лиги 1999 года. Тут же в 1999 году его признали лучшим игроком Англии по двум версиям – журналистов и игроков, при том, что его команда не попала даже в ТОП-4, а Манчестер выиграл в том сезоне все, что было возможно, кроме Кубка лиги, где его остановил как раз Жинола на пару с Крисом Армстронгом. 

"Когда я пришел в Тоттенхэм, люди говорили мне, что я был типичным игроком Шпор, потому что имел вкус, своеобразность. Это было силой Шпор, которую они потеряли. Им нужно было обновить это".  Вкус, стиль Жинола имел всегда. Он несколько раз признавался самым стильным человеком на Альбионе по нескольким показателям – прическа (хотя Давид признается, что делает ее сам), одежда. Он никогда не зацикливался на футболе, но и становился самовлюбленным пижоном, как это могло кому-то показаться. 

Притом, что Жинола частенько замечали в обществе эфффектных красавиц, он никогда не давал повода усомниться в том, что он счастлив в браке со своей женой  Каролиной, которая ему подарила сына Андреа и дочь Карлу. Как ни странно, Жинола – заядлый домосед, любящий проводить время на кухне у камина и телевизора с бокалом хорошего вина в руке. Причем вина собственного изготовления. Когда Давид завершил карьеру он вернулся в родной Прованс, провинцию на юге Франции и занялся там виноделием. Причем это для него не просто хобби – на одном из престижных конкурсов его вино Coste Brulade получило серебряную медаль. 

Кухня – это сердце семьи Жинола. Здесь Давид и его близкие проводят больше всего времени, здесь встречают гостей, смотрят телевизор и просто проводят все свободное время. Жинола отлично готовит, при этом по словам его жены кухня приобретает вид места боевых действий, ибо после того как Давид приготовит свой любимый торт на потолке можно обнаружить муку а на полу – тесто. Кстати о тортах. Во Франции и Англии есть определенные отличия в названиях этих произведений кондитерского искусства. Англичане почти все, что можно испечь из теста называют "пирог", французы же наоборот – "торт". Как только Жинола приехал на Альбион и поселившись в гостинице попросил принести ему у в номер кусочек торта, обслуживающий персонал долго не мог понять -  о чем говорит этот французишка.

Кроме того Жинола  - любитель красивых автомобилей (как-то ему на заказ сделали тюнинг авто в известной передаче, аналоге нашей "Тачка на прокачку"), Формулы -1 и кинематографа. Причем Давид не остается сторонним наблюдателем ни там, ни там. Он знаком с многими гонщиками и сам снимается в кино. Причем фильмы с его участием далеко не мыльные оперы, как бы кто не называл Давида "мечтой домохозяек". В короткометражном "Росбифе" он играл мясника от которого сходят с ума все женшины маленького городка и бегают к нему за куском мяса по несколько раз на день. А в военной драме "Последняя высадка" он сыграл одну из главных ролей  -  немецкого снайпера. Фильмы с его участием даже принимали участие в знаменитом Каннском фестивале. 

Возвращаясь к футболу, стоит отметить, что отношение к Тоттенхэму у Жинола особенное. Хотя  он не без обиды покидал команду, когда его продали в Астон Виллу далеко не по собственному желанию (он даже сравнил эффект новости о своей продаже с осколком от разорвавшейся бомбы в его сердце), он готов по первому зову вернуться в Тоттенхэм в качестве менеджера или спортивного директора. 

Когда команда неудачно стартовала в начале прошлого сезона Жинола опубликовал свои пять принципов, придерживаясь которых можно было бы вывести команду на новый уровень. Это -  терпеливость руководства ("Дайте менеджеру 5 лет и получите результат"), взаимопонимание директоров и менеджера ("Они должны мыслить в одном направлении"), профессионализм игроков ("Многие из них думают только о себе. В свое время я последним уходил с тренировок, а сейчас игроки садятся в машины и разъезжаются, как только тренер даст отмашку. Кроме того они часто не общаются за пределами поля. Мы в свое время были семьей, мафией и в этом была сила Тоттенхэма"), доверие английским молодым игрокам ("У команды должен быть костяк из английских игроков, которые притягивают к являются носителями традиций английского футбола") и тот самый пресловутый особый дух, стиль игры Тоттенхэма. 

Кто знает, может быть когда-то у Жинола и появится возможность внедрить эти 5 правил французского винодела от футбола в жизнь. А пока что он готовит новую партию Coste Brulade (ибо первая, пробная  разошлась за считанные дни), участвует в различных ток-шоу и рекламных кампаниях и наслаждается вкусными продуктами родного Прованса. 

В футболе он так и не смог раскрыть весь свой потенциал, ибо игрок, которого сам Круифф перед Евро-2000 называл лучшим в мире, довольствовался всю свою карьеру званием "лучшего парня на деревне", то есть был лидером команд среднего уровня. Ощущение недосказанности присутствует. Но с другой стороны – спасибо Давиду за то что он доказал - наблюдать игру Великих это прерогатива не только болельщиков клубов-грандов. Таких как он болельщики всегда будут считать особенными. Недаром его  называли чарующим словом "Magnifique" - гениально и просто.

Сергей Бабарика, специально для Бей-Беги






История британского футбола в статьях