О тех днях


Все статьи сайта




Спецпроект Бей-беги вспоминает легендарного наставника Эвертона.
Ховард Кендалл, mirrorfootball.co.uk ХОВАРД КЕНДАЛЛ, MIRRORFOOTBALL.CO.UK09 ИЮНЯ 2013, 08:50
Ховард Кендалл живет прошлым. В этом ничего трагичного – каждый из нас постоянно пытается воспроизвести все хорошее, что случалось с ним прежде, но для бывшего менеджера Эвертона воспоминаниям о восьмидесятых значат больше, чем происходящее в футболе сейчас.

Восьмидесятые. Кендалл готов с придыханием рассказывать все – попивая кофе в уютном заведении, принадлежащем бывшему игроку Ирисок Аллану Стаббзу, он вспоминает о несокрушимой команде, созданной им же самим. «Помню, Клафи (Брайан Клаф – прим. Football.ua) сказал в студии во время нашего финального матча на Кубок кубков с Рапидом: «Матерь Божья! Я даже не знаю, сколько лет эта команда будет доминировать в Европе!» Спустя пару недель трагедия на стадионе Эйзеле прервала жизни 39-ти болельщиков Ювентуса, и завершила эру господства английских клубов на континенте. Представители великой футбольной нации были на несколько лет отстранены от участия в еврокубках, а Ховард Кендалл остался с воспоминаниями и безутешными мыслями о том, какие вершины так и не покорилось Эвертону.

В середине того славного десятилетия каждый болельщик Ирисок отправлялся на Гудисон Парк, задаваясь только одним вопросом: с какой разницей в счете сегодня победит Эвертон? За шесть лет работы Кендаллу удалось не просто возродить славу великого клуба – собрав под своим крылом целый ряд талантливых молодых футболистов, он написал самую громкую главу в истории мерсисайдцев. Два чемпионства, победа в Кубке и триумф в Кубке кубков – в какой-то момент Ириски сделали «номером два» несокрушимых соседей, от величия которых тогда содрогалась вся Европа. Гари Линекер отыграл в составе Ирисок всего год и уехал на континент ровно по той же причине, по которой и Кендалл, но даже он покидал Гудисон Парк с легким элементом недосказанности. «Помню, я смотрел финал Кубка чемпионов 1986-го между Стяуа и Барселоной, понимая, что Эвертон с легкостью обыграл бы каждого из этих соперников». Но ситуация была безысходной, потому летом того же года Линекер примерял майку каталонцев.

За тренером Ховардом Кендаллом всегда стояла конкретная игровая концепция: в своих командах англичанин (последний представитель тренерского цеха страны, выигрывавший евротрофей с английской командой) собирал техничных футболистов, полагая, что умение игрока обращаться с мячом на любой, даже самой оборонительной позиции – ключ к командному успеху. Не меньше Кендалл верил и в единство коллектива, готовность к самопожертвованию, фактически, соединив в своей методологии те две вещи, вокруг которых строилась его собственная игровая карьера. Для многих Кендалл остался «лучшим полузащитником, так и не сыгравшим за сборную», но, даже при отсутствии «кепок», Ховард наработал на славную карьеру, записав свое имя в истории Эвертона много раньше перехода на тренерский мостик. В 1964 году он стал самым юным участником финала Кубка Англии (17 лет) в составе Престона, в 1970-м выиграл чемпионат с Эвертоном, а также на долгие годы вперед был воспет как один из Святой Троицы полузащиты мерсисайдцев с Аланом Боллом и Колином Харви.

На поле Кендалл был «фундаментальным полузащитником», как охарактеризовали бы его игровые качества современные авторы. Исполнитель, обладающий высокой культурой паса, отличным видением поля, но также умелый исполнитель подкатов и всяческой грязной работы. Его потенциал был очевиден еще в Престоне, а уже в 1967 году за возможность подписать Кендалла сцепились менеджер Эвертона Харри Каттерик и босс Ливерпуля Билл Шенкли. Победу одержала синяя сторона, и уже тогда была рождена история особых взаимоотношений Кендалла и Ливерпуля. На Анфилде точно знают, что более язвительного критика их клуба не сыскать во всей стране: после Эйзеля Ховард не стеснялся обвинять Красных в отобранной возможности побороться за Кубок чемпионов, а спустя 15 лет, заведя колонку в одном из местных изданий, Кендалл легко находил поводы уколоть извечных противников. «Свен, а что не так с Гудисон Парк?» — гласил заголовок статьи, посвященной выбору Анфилда в качестве стадиона для проведения товарищеского матча с Парагваем. Этот же человек ставил под сомнение целесообразность вызова в национальную команду молодого Майкла Оуэна.

Лидерский и тренерский потенциал Кендалла был открыт уже на закате карьеры, когда полузащитник отправился в представлявший второй дивизион Сток Сити. Новое поколение болельщиков Гончаров может даже не знать о том, что Ховард защищал цвета Cтока, но для фанов со стажем перешагнувший «тридцатник» Кендалл остался рупором той команды, что с боями отвоевывали себе место в первом дивизионе. После назначения менеджером команды Алана Дарбана, Кендалл был мгновенно переведен на роль «играющего тренера», а в 33 года получил свою первую полноценную работу в Блэкберне. Предыстория его возвращения на Гудисон Парк писалось очень быстро: Ховард с ходу вывел Бродяг во второй дивизион, а уже в 1981-м сменил на посту менеджера Ирисок Гордона Ли и был поставлен перед размытой, но все же конкретной задачей – в течение трех сезонов значительно улучшить результаты команды, ставшей твердым середняком.

Кендалл не боялся брать на себя ответственность, авантюрно подписывая футболистом то там, то здесь. Не все его трансферы были удачными, но уже в первое лето Кендалл совершил две эпохальные покупки – в Бери был взят крепкий голкипер Невилл Саутхолл, а у Стока Ховард купил форварда Эдриана Хита. Кендалл обратился и к юношеской школе Ирисок, подтянув в первую команду защитника Гари Стивенса – в будущем, одного из лидеров обновленного Эвертона.

Любой процесс требует терпения, и история всех больших команд подтверждает этот тезис. Завершив первый сезон на восьмом месте, Кендалл несущественно улучшил результаты команды спустя год – в турнирной таблице мерсисайдцы поднялись всего на одну позицию. Сезон 1983/84 обещал стать определяющим для босса Эвертона, и он, как спустя несколько лет Алекс Фергюсон, был на грани увольнения. К январю Эвертон шел в таблице 18-м – команде предстоял поединок четвертьфинала Кубка Лиги против Оксфорда, представителя третьего дивизиона, уже успевшего наделать шороху в розыгрыше турнира. Успешный путь в Кубке Лиги удерживал Кендалла, но поражение в этой встрече, по общему мнению, обещало стать для него последним. Эвертон смотрелся до боли тяжело: менеджер Оксфорда Джим Смит в перерыве провел решающие замены, и на старте второго тайма «андердогам» удалось открыть счет – будущее Ирисок спасла удача. Один из защитников соперника допустил чудовищную ошибку, которой воспользовался Эдриан Хит. Эвертон выиграл второй матч со счетом 4:1, дошел до финала турнира и уступил Ливерпулю. В это же время команда успешно шествовала по Кубку Англии, где в финале одолела Уотфорд Грэма Тейлора. Завоевав свой первый тренерский трофей, Ховард Кендалл уже не имел права останавливаться. «Тот момент, когда ты побеждаешь, ты осознаешь, что этого уже никто не отберет. Это незабываемое чувство». В августе Ириски обыграли в матче Суперкубка Англии соседей, а в следующем сезоне впервые со времен Святой Троицы стали чемпионами.

Сезон 1984/85 по праву считается лучшим в истории клуба. Эвертон оформил завоевание чемпионского звания за пять туров до конца, набрав в итоге феноменальные 96 очков. Великим было шествие команды и в Кубке кубков. Первое ощутимое сопротивление англичане испытали только на стадии полуфинала, столкнувшись лицом к лицу с мюнхенской Баварией. Сыграв в Германии в нулевую ничью, подопечные Кендалла в домашней встрече проигрывали к перерыву со счетом 0:1, но между таймами тренеру не понадобилось много слов, чтобы настроить свою команду. Он просто сказал им продолжать в том же духе. «Вы сильнее, нужно просто забить», — заключил Ховард. Ириски забили трижды: Грэм Шарп, Энди Грей и Тревор Стивен в красочном стиле закрепили превосходство хозяев, после чего в финале с аналогичным счетом был обыгран венский Рапид. Уставшие после европейского вояжа, мерсисайдцы проиграли финал Кубка Англии Манчестер Юнайтед, но даже «дубль» был достаточным поводом окрестить Эвертон как новую большую силу в английском футболе. Но не европейском.

«Бан» родоначальником стал сильным разочарованием как для клуба, так и для Кендалла лично. Он горел желанием покорить главную европейскую вершину: игроки об этом ничего не знали, но уже по ходу следующего сезона Ховард подписал предварительное соглашение с Барселоной, которую собирался покинуть Терри Венейблс. Соотечественник Кендалла принял решение остаться, потому и сам менеджер Эвертона задержался на Гудисон Парк еще на год: команда стала второй в 1986 году, а в 1987-м вернула себе чемпионский титул. «Мы думали, он шутит», — вспоминал Грэм Шарп эмоции игроков в тот день, когда менеджер объявил о своем решение уехать в Бильбао и возглавить Атлетик. На равных с Ливерпулем, Эвертон доминировал в английском футболе: это была агрессивная, атакующая команда с менталитетом победителей, а потому желание поменять ее на испанского середняка вызывало у футболистов недоумение.

Кендалл оставил на посту менеджера своего помощника Харви, но та великая команда была утрачена. Невилл Саутхолл, которого комментатор Джон Мотсон однажды охарактеризовал словами «просто лучший в мире»; центральный защитник Кевин Ратклифф – капитан команды, воспитанник клуба, подтянутый к основе Кендаллом; бесстрашный хавбек Питер Рид, купленный в Болтоне; Эдриан Хит, Грэм Шарп, Энди Грей, Гари Стивенс – все эти имена символизируют славнейшие годы в истории Эвертона. Кендалл ввел достаточно строгую дисциплину в команде, но при этом оставался близким товарищем футболистам, заботился о сохранении коллективного единства и упорно указывал на необходимость работы с мячом как единственно правильный тренировочный метод. «Он не запрещал нам пить. Ховард говорил: «Если хотите пойти выпить, идите. Но помните, что за вами следит пресса и завтра они используют это против вас. Если вы будете с пинтой пива или бутылкой в руке, на подписи к фото будет слово «бухают». Если закажете половину пинты, они напишут «совместно проводят время вне работы», — вспоминал о методах воспитания Кендалла Ратклифф.

В Бильбао он проработал относительно неплохо, а по возвращении в Англию лихо начал деятельность в Манчестер Сити. Его команда шла вблизи первого места, но в ноябре 1990-го Кендалл принял шокирующее решение оставить Мейн Роуд и вернуться в Эвертон. Ириски впряглись в борьбу за выживание, руководство решило уволить Харви, а чувства Ховарда к клубу были настолько велики, что он бросил куда более выгодный для личных амбиций Сити и вернулся в Ливерпуль. «С Ман Сити у меня был роман, на Эвертоне я женат», — произнес тогда Кендалл. Он поднял команду со дна таблицы на 9-е место, но за три года так и не сумел продвинуться дальше – времена стали меняться, и у Ирисок просто больше не было возможности собрать такую же молодую и грозную команду, как в восьмидесятых. Ненадолго уехав в Грецию, в 1995-м он принял Ноттс Каунти, где продержался чуть более двух месяцев. Результаты команды при нем пошли на поправку, но именно в тот период карьеры стало ясно, что время Кендалла, как самого сильного английского тренера, осталось позади. Председатель правления клуба Дерек Павис уволил его без объяснений, но пресса вскоре поведала шокирующие истории о развивающемся алкоголизме Кендалла, а по одной из самых диких версий последней каплей перед его увольнением стал случай в кабинете Пависа. Якобы Ховард занимался сексом с неизвестной женщиной прямо на столе председателя клуба.

Кендалл никогда не отрицал свой любви к выпивке, но жутко бесился, когда его пристрастие гиперболизировали, оттого очень желал обелить репутацию и вернуться к большим победам. Тренерских идей у него по-прежнему было в достатке: он всеми силами менял стиль игры Шеффилд Юнайтед, уже в первом матче сыграв с пятью защитниками, вывел команду в финал плей-офф первого дивизиона и, в конце концов, получил то, чего желал больше всего на свете. В 1998-м Кендалл еще раз вернулся на Гудисон Парк, и снова безуспешно: вероятно, не появись в Эвертоне спустя четыре года Дэвид Мойес, обладатель Кубка кубков еще не раз оказывался бы на радаре руководства клуба.

В конце концов, представитель той самой Святой Троицы остановился и перестал гнаться за прошлым. Он великолепно чувствует себя в роли легенды: несколько лет назад Футбольная Ассоциация включила Кендалла в Зал Славы английского футбола, а сам он окончательно отошел от тренерской работы. «Признаюсь, когда меня называют «лучшим менеджером в истории Эвертона», по моей коже по-прежнему бегут мурашки. Это заставляет меня гордиться. Особенно от осознания того, что я действительно им являюсь и от того, какие еще люди находятся в этом списке».

«Запиши это на мой счет», — обращается Кендалл к одному из менеджеров в заведении Алана Стаббза. Поворачивается лицом к новому собеседнику и начинает рассказ. Конечно, о тех днях. О тех днях, когда каждый болельщик Эвертона отправлялся на Гудисон Парк, задаваясь одним вопросом. С каким же счетом сегодня победят Ириски?

Иван Громиков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях