Неисправимый романтик из Чехии


Все статьи сайта




агро ассистанс, x1204 yto
Очередной материал спецпроекта Football.ua Бей-беги
Патрик Бергер, telegraph.co.uk ПАТРИК БЕРГЕР, TELEGRAPH.CO.UK04 СЕНТЯБРЯ 2009, 13:18
Чемпионат Европы-1996 в Англии стал по-настоящему богатым на открытия. Оливер Бирхофф, Зинедин Зидан, Франк Лебеф, Биксант Лизаразю, Кристоф Дюгарри, Жоао Пинту, Хакан Шукур, Звонимир Сольдо, Горан Влаович, Марио Станич… Многие из них тогда впервые показали свой высокий уровень на серьезном турнире. 

Но в первую очередь открытием стала команда Чехии.  Были среди чехов игроки известные – Немец, Кадлец, Латал, Срничек, но поразили, в первую очередь Карел Поборски, Павел Недвед и Патрик Бергер. Для англичан, которые в те времена, кроме своего чемпионата не интересовались ничем, игра чехов стала настоящим откровением, а патлатый правый вингер Славии Карел Поборски превратился в одного из самых желанных игроков на Альбионе. 

Действительно та команда поразила всех. Если названные в первом абзаце игроки хотя бы были на виду в клубах, то о существовании Недведа и Поборски в те годы знали разве что скауты, специализировавшиеся на Восточной Европе. Команда чудом (гол джокера – Влади Шмицера на последних минутах матча с Россией) пробилась в четвертьфинал, где благодаря суперголу  Поборски прошла португальцев и по пенальти одолела французов. В финале долгое время единственным оставался гол Патрика Бергера, проведенный  с пенальти, но затем вышел Бирхофф и перевернул все с ног на голову (или наоборот, это уж кто за кого болел). 

После этого турнира скауты разнообразных клубов просто разрывали на части  чешских игроков. Самыми лакомыми кусками были, конечно же, Недвед и Поборски. В борьбу за Карела вступили два непримиримых врага – Манчестер Юнайтед и Ливерпуль. В те времена МЮ, конечно, выглядел поинтереснее для легионеров, поэтому неудивительно, что Поборски выбрал именно Красных дьяволов, но менеджер Ливерпуля  Рой Эванс не стал расстраиваться и за 3, 5 миллиона фунтов приобрел лучшего друга Карела  - Патрика Бергера. 

Патрик не был такой загадкой, как Поборски, ибо уже сезон провел в очень неслабой тогда дортмундской Боруссии Оттмара Хитцфельда, став чемпионом Германии 1996 года, но постоянного места в основе команды не имел, а играть на позиции опорника отказывался наотрез. В дальнейшем его не раз будут пытаться запихнуть подальше от ворот соперника, но Бергер в силу своих принципов никогда не шел на уступки в вопросе позиции на поле. Больше всего он любил играть под нападающими, но ставили его и налево и в нападение, что чаще всего не приносило особой пользы. 

Бергер над предложением Ливерпуля долго не думал. «Это был самый великий день моей футбольной жизни. Я не мог поверить в то, что буду играть за Ливерпуль. Когда я был молодым, в Чехословакии, мы не так часто видели матчи европейских команд, но однажды мой отец поехал в Англию и попал на матч Ливерпуля. Когда он вернулся то подарил мне шарф, программку и билет на матч. Я их храню до сих пор. 

Когда я переехал жить в Саутпорт (пригород Ливерпуля, - прим. автора), моим соседом оказался Кенни Далглиш, а  Алан Хансен жил за углом. Я встретился с ними, они оказались обычными парнями, но для меня они были настоящими героями. Для меня это лучший клуб в мире и когда я закончу играть, буду рассказывать своим детям с гордостью о том, что был частью его», - вспоминал момент прихода в Ливерпуль Бергер в беседе с журналистом The Sunday Times.

Начал Патрик просто великолепно. Его козыри – отменная техника, пас, предрасположенность к комбинационной, остроатакующей игре, которую культивировал Ливерпуль Эванса раскрылись во всей красе. Но главное  - сумасшедшей силы и точности удар с левой. Крайне редко приходилось видеть такую картину – выходя на свидание с кипером, игрок подстраивается под удар левой ногой, хотя пробить правой проще простого. Это как раз о Патрике. Но подстраиваться приходилось редко – Бергер чаще всего бил издали, с лета и по катящемуся мячу, со штрафных и с пенальти, почти всегда левой. 

Уже в первых трех матчах за красных он вколотил 4 мяча – по два Лестеру Мартина О`Нила и Челси Рууда Гуллита (знаменитое избиение Челси Ливерпулем 5-1, первое поражение Гуллита, за которое правда он потом дважды отомстит). Челси Бергер вообще очень «уважал». Чего только стоит его хет-трик в матче с ними в сезоне 1997-98 (4-2). Уже в сентябре 1996 года он был признан Игроком Месяца в АПЛ. 

Но дальше было не так радужно – Эванс никак не мог найти место на поле для Патрика. Слева у него бегал, хоть и не такой талантливый, но намного более работоспособный норвежец Ойвинд Леонардсен (стоит сказать скорость никогда не была козырем Патрика). А в нападении как раз бузил незабвенный Стэн Коллимор, так что Эванс часто ставил Бергера в пару к Фаулеру, что было не лучшим вариантом для всех.
 
А в добавок ко всему Патрик получил травму. Травмы и Бергер – это почти синонимы, где-то как Ледли Кинг и травмированное колено. У Бергера всю карьеру были огромные проблемы с правым коленом. Ему делали бесчисленное количество операций в Штатах, он возвращался, чтобы поиграть и снова сломаться. И так по кругу.

Но все  же были у него два сезона, когда Бергер был действительно крут. И наступили они с уходом Роя Эванса.  Дело в том, что так и не найдя применения Патрику Рой стал использовать его как джокера, выпуская на замену, что абсолютно не нравилось Бергеру. Он всегда отмечал, что играет в футбол не за деньги, ради удовольствия и сидеть на скамейке отказывался наотрез. В матче с Болтоном  он устроил демарш, отказавшись выполнять указания менеджера, а после матча собрав вещички, уехал в Прагу. Агент Бергера уже почти уладил все тонкости перехода чеха к своему лучшему другу Поборски в Бенфику, но внезапно подоспела новость о увольнении Эванса и назначении Улье. К тому же Бенфика Грэма Сунесса так и не смогла найти 4 миллионов фунтов для трансфера Бергера.

В общем, он остался и не пожалел. В сезонах 1998-99 и 1999-00 Патрик играл часто и забивал по 9 мячей, как и в первом своем сезоне в Англии. К сожалению, дальше его снова выбила из строя травма и в знаменитом «сезоне трех трофеев» он смог поучаствовать только в самой концовке. Два выигранных финала – против Алавеса в Кубке УЕФА и Арсенал в Кубке Англии стали последними положительными моментами карьеры Бергера в Ливерпуле. Дальше он уже больше лечился, чем играл и по окончании почти полностью пропущенного сезона 2002-03 не захотел продлевать контракт (хотя предлагали) и ушел в Портсмут. Патрик видел, что в Ливерпуле уже не тянет, а сидеть на скамейке не хотел даже за приличные деньги.

У него было несколько вариантов продолжения карьеры, но выбрал Патрик довольно неожиданно не Лидс О`Лири, а Портсмут Харри Реднаппа. Хотя почему неожиданно – Реднапп всегда славился тем, что давал максимальную свободу креативным игрокам (и игрокам вообще, особенно за пределами поля), кроме того Бергер соблазнился возможностью пожить у моря. Начал он просто великолепно, забив победные голы, в матчах как потом оказалось со своим будущим клубом – Астон Виллой и бывшим – Ливерпулем. Довольно неплохие в целом два сезона в Портсмуте завершились переходом в Астон Виллу, где травмы уже окончательно добили Патрика. Сейчас он время от времени играет в родной Спарте, где занимался в клубной академии перед тем, как подписать контракт со Славией. Такое себе возвращение блудного сына.


Патрик Бергер никогда не был шаблонным игроком, он всю свою карьеру делал все по своему, старался творить на поле, из-за чего никогда не был любимцев тренеров. Ссорился он с Эвансом и с Улье, с Хитцфельдом  и с О`Нилом, ибо всегда хотел играть в своей футбол и тяжело вписывался в игровые схемы.

«С Жераром Улье было очень тяжело. У него было много различных новшеств, он очень много уделял внимания мелочам и каждый день на тренировках был не похож на другой. В этом отношении он типично континентальный тренер. У Харри Реднаппа все не так – его тренировки более стабильны, способ управления более спокойный. Это означает, что вы можете наслаждаться жизнью на поле и за его пределами. Это очень важно», - говорит Бергер о различиях между философией Улье и Реднаппа. 

Если Бергер не получает мяч на левом фланге он будет охотиться за ним до последнего не обращая внимания на указания тренера, что конечно же мало кому нравилось. Сам Бергер всегда восхищался Павелом Недведом, который по его мнению был идеальным футболистом, всегда настроенным на борьбу, отдающим всего себя игре и сконцентрированным все 90 минут. «Для меня футбол никогда не был главным в жизни,  в отличие от Павела. Мы очень разные», - признается Патрик. 

Романтик на поле, Бергер остается романтиком и в жизни. Когда кто-то из друзей приезжает к нему в гости, то традиционных развлечений типа ужина за столом возле камина под телевизор от него ждать не стоит. Его дети не играют на компьютере, а катаются на лыжах, коньках, постоянно ходят с отцом в походы в горы, жарят чешские колбаски на огне, играют в любимую чешскую забаву – хоккей. 

Несмотря на  испорченную травмами карьеру Патрик остается популярным игрокам среди болельщиков Ливерпуля. Его великолепные голы были настоящими произведениями искусства, а такой смертоносной левой не будет еще долго, как в Ливерпуле, так и в сборной Чехии. Наверное, он мог бы добиться большего, если бы чаще шел на компромиссы с тренерами, но с другой стороны – остаться вольнодумцем в современном футболе – выбор достойный уважения и тому, как Бергер никогда не переступал через свои жизненные принципы, у него могли бы поучиться многие. 


Сергей Бабарика, специально для Football.ua






История британского футбола в статьях