Le clown


Все статьи сайта




Football.ua предлагает очередной материал из серии Бей-беги.
Крис Уоддл КРИС УОДДЛ07 ДЕКАБРЯ 2009, 18:46
"Я всегда любил бить пенальти.   Этот кураж, когда мяч находится в двенадцати ярдах от цели и вы можете обмануть вратаря – непередаваемые ощущения. Позже мы с Руди Феллером в Марселе часто устраивали соревнования в пробитии одиннадцатиметровых, и я  его почти всегда побеждал, но в тот день в июле 1990 года он был сильнее. 
Пенальтистами у нас были Бирдсли, Линекер, Платт, Стивен и, конечно же, Пирс. На то, что Стюарт забьет с "точки", можно было ставить дом. Он всегда знал, куда бросится голкипер, и отправлял мяч в противоположный угол. В том матче Газза получил желтую карточку и в финале он не сыграл бы. Но ему помешала не  дисквалификация, а то, что не забил я, Крис Уоддл". Крис забыл упомянуть о том, что перед тем, как мяч выше ворот пустил он, не забил тот самый Стюарт Пирс, на которого "можно было поставить дом". 

Странное дело, но в те времена, о которых сейчас снисходительно говорят как о временах "тупого британского футбола", в Англии появилась целая плеяда гениальных, поистине гениальных игроков. Гленн Ходдл, Мэтт Ле Тиссье, Пол Гаскойн. И Крис Уоддл. Все они, кроме, возможно, Гаскойна, остались недооцененными в сборной Англии. Все они думали в первую очередь о чужих воротах, а потом уже о своих. 

Сейчас времена другие – "тупые" британские менеджеры фактически не имеют шансов влиять на  развитие английского футбола. Но скажите мне, в современных английских клубах, в которых молодежь занимается с лучшими европейскими тренерами, по европейским же методам подготовки, есть английские игроки такого же таланта как Газза, Ходдл или Уоддл? Только желательно, чтобы они кроме ударов издали, еще что-то умели. Гении чаще всего пробиваются сквозь асфальт, когда им создают условия совершенно не располагающие к их появлению.

Интересно еще и вот что. Гленн Ходдл и Крис Уоддл отлично себя проявили во Франции в Монако и Марселе, и Мишель Платини, тренер французской сборной не раз заявлял, что с радостью бы взял в свою команду обоих и они бы играли ключевую роль.  Позже в середине 90-х, в Англии играли Эрик Кантона и Давид Жинола, которых точно так же недооценивали во Франции. Добавим, что Мэтт Ле Тиссье родился на острове, который можно назвать наполовину французским (о нем, к слову, мы поговорим в одном из следующих материалов). 

Крис Уоддл – настоящий джорди. На вопрос о том, как ему жилось в Лондоне во время выступлений за Тоттенхэм с его соблазнами в виде ночных клубов, он отвечает: "Я же джорди, для меня нет ничего милее паба, а какие в Лондоне пабы?".

Действительно, какой еще ответ мы могли услышать от парня, который начинал играть в команде Тау Лау Таун, работая в колбасном цеху, а заканчивать с футболом не собирается даже сейчас, в 48 лет, бегая за команду своего любимого паба? 

Крис Уоддл – гений, который возник из ниоткуда. То, что его лучшим другом  был Гленн Ходдл, не случайно. Несмотря на абсолютную несхожесть характеров, объединяет их одно – они самоучки. Уоддл в последние годы довольно жестко критикует современную сборную Англии, не понимая, как, например, профессиональный игрок может быть "одноногим": "Как я научился так бить с левой? Да ничего сложного – просто в молодости я каждый день отрабатывал удары с левой ноги по 20 минут. Всего-то 20 минут в день  - и вы не будете задумываться о том, под какую ногу лучше подрабатывать мяч". 

Вы скажете, почему молодой парень должен 20 минут в день, кроме стандартных тренировок, бить по воротам с левой ноги вместо того, чтобы сразиться с товарищем на PlayStation в "фифу" или "про эволюшн"? Ну, наверное,  потому, что тогда не было PlayStation, и, кроме того, потому что у этого парня была цель. Он это делал не потому, что его заставлял кто-то, а потому что понимал, что для того, чтобы когда-то попасть в любимый Сандерленд нужно быть лучше других.

Крис не раз ездил на просмотры во все значимые команды северной Англии. Был и в Сандерленде, и в Ньюкасле, но до поры до времени, кроме Тау Лау, никто не рисковал предложить ему контракт. Пока наконец-то Крису не пришло "письмо счастья" с приглашением в Ньюкасл. К тому времени он уже готов был играть даже в нелюбимом Ньюкасле, лишь бы просто играть в футбол. 

Ньюкасл начала 80-х - это доигрывающий Кевин Киган и только вернувшийся из далекой Канады Питер Бирдсли, от одних имен которых молодого полузащитника бросает в дрожь.  Ньюкасл середины 80-х – это 35 тысяч на стадионе во втором дивизионе и огромное давление.

 Первое время Крис все никак не мог раскрепоститься и поймать свою игру, что заметил менеджер и предложил поиграть на правах аренды в Брайтоне. "Сигнал" от Артура Кокса был истолкован верно и уже скоро Уоддл заиграл по-другому – в его действиях появились кураж и злость, а в сезоне-1983/84, триумфальном для Ньюкасла, Крис, игравший на позиции вингера, забил 18 мячей. 

О нем заговорили особенно после того, как с 13-ю мячами Уоддл стал настоящим открытием уже в элите. 25-летний полузащитник интересовал тогда многих, но благодаря уговорам Гленна Ходдла выбрал Тоттенхэм – гламурный клуб из Северного Лондона. Ходдл сразу же взял шефство над Крисом и вскоре они стали неразлучными друзьями. Они вместе проводили отпуск, отдыхали и даже как-то записали попсовую песенку, после которой их дуэт иначе как Diamond Light (именно так назывался "шедевр", попавший даже на первые строчки хит-парадов)  не называли. 

590 тысяч фунтов за игрока сборной Англии были вполне адекватной ценой. Будучи футболистом Тоттенхэма Крис стал призываться в сборную чаще, и на ЧМ-1986 в Мексике был среди запасных. "Мы с Джоном Барнсом сидели на скамейке раскрыв рты, когда Марадона, подхватив мяч на своей половине поля, прошел половину нашей команды и забил гол. Его гол я не забуду никогда. Рэй Уилкинс тогда сказал: "Вы больше никогда не увидите такой красоты". Одновременно хотелось аплодировать и плакать". Стоит сказать, что повторить то достижение Марадоны Уоддл пытался всю жизнь и преуспел в этом – некоторые из его голов лишь немного не дотягивают до шедевра аргентинского "гения".

Кстати, о Барнсе. Будучи конкурентом Джона на левом фланге полузащиты, Крис, однако, считал Барнса одним из своих лучших друзей и включил его в символическую сборную всех времен. "Мы с Джоном  (если удавалось унести свои задницы подальше от Газзы) могли часами разговаривать о футболе, о тактике". 

Самым успешным в Тоттенхэме для Уоддла стал сезон-1986/87, когда команда с лучшей в Англии полузащитой (Ходдл, Ардилес, Уоддл) заняла третье место в чемпионате, вышла в полуфинал Кубка Лиги и финал Кубка Англии, а ее нападающий Клайв Аллен с 49-ю мячами во всех турнирах был признан лучшим игроком сезона. 

Когда в интерактивном интервью журналу Four Four Two Криса спросили, не получил ли он какого-нибудь бонуса от Клайва Аллена за то, что большая часть его голов была забита с передач Уоддла, тот ответил: "Содрать деньги с Клайва было еще тяжелее, чем отдать все те передачи. Оглядываясь назад, я могу сказать, что с той полузащитой, которая была у нас, он обязан был забивать 69 мячей – вот это был бы нормальный результат, при том количестве моментов, которые у нас возникали".

Тот Тоттенхэм действительно играл очень здорово, но ни одного трофея в стане Шпор Крис так и не выиграл. Возможно, если бы он остался в команде, то уже в начале 90-х Тоттенхэм с приходом еще и Газзы стал бы ведущим клубом Англии… Но когда французский Олимпик из Марселя предложил за Уоддла 4,5 миллиона фунтов (на то время – третий трансфер мира по стоимости),  руководство Шпор не могло отказаться. Возможно,  потому Тоттенхэм и остается клубом, который "и дерьмом не был, но и до вершин не добрался"? Слишком часто его руководители соглашались продавать лидеров. 

Уоддл очень хотел реализовать себя в Европе, а в Англии в силу известных причин (дисквалификация английских клубов) сделать это было невозможно. Марсель в те годы был одной из лучших команд Европы, а Крис Уоддл стал ее бриллиантом. То, что вытворял Крис на полях Франции  - яркий пример эмоционального, если хотите, искреннего футбола в его чистом виде. Он сразу же влюбил в себя Велодром, ибо, кроме футбола, всегда давал зрелище.

 Крис Уоддл на поле – это баловство, клоунада  вперемешку с наивысшим уровнем техники, дриблинга и исполнительского мастерства. Он играл так, как это часто делают в дворовом футболе – с обводками одних и тех же игроков по нескольку раз, закатыванием мяча в пустые ворота, разными трюками и фокусами. Ну и, кроме того, его штрафные с убойной левой ноги – французские киперы проклинали этого патлатого клоуна из Англии. 

Тогда же он повстречался с Эриком Кантона, который в основном числился в резерве команды. На каждую тренировку тот приезжал на "Харлее", был  парнем с гонором, но никогда не отказывал Уоддлу в просьбе пропустить пару стаканчиков в ресторане. 

Крисом восхищалась вся Европа, он попал в десятку при определении лучшего игрока Европы 1991 года, но после того самого ЧМ-1990, где Англия под руководством Бобби Робсона вылетела в полуфинале, Уоддл карьеру в сборной завершил фактически. Всему виной новый тренер англичан – Грэм Тейлор, который не видел Уоддла в своей команде. 

А тот в это время играл в финале Кубка чемпионов (против Црвены Звезды; поражение в серии пенальти), становился чемпионом Франции, а позже был признан вторым игроком Марселя всех времен после Жана-Пьера Папена, бомбардирский талант которого без пасов Уоддла не блистал бы так ярко.  

В 1992 году сразу же после чемпионата Европы в Швеции, проваленного англичанами без  Уоддла, он вернулся в Англию. Шеффилд Уэнсдей дал за него 1,25 миллиона фунтов. 33-летний полузащитник выступил настолько ярко, что в конце сезона его признали Игроком года! И это была далеко не та "почетная награда", которой удостоился в прошлом сезоне Райан Гиггз, а заслуженный приз, доставшийся за показанную игру. Шутка ли, довольно скромный на то время клуб вышел в финалы обоих национальных кубков! 

Играл Уоддл до тех пор, пока игралось. В Фалкирке до сих пор вспоминают, что те 4 матча,  которые за них провел Уоддл, были самым запоминающимся событием конца ХХ столетия. А сезон-1996/97 в Брэдфорде запомнился феерией в Кубке Англии против Эвертона, когда на Гудисоне Уоддл организовал два гола и забил сам, получив пас в центре поля от партнера только что обокравшего Андрея Канчельскиса и без раздумий забросивший круглого за шиворот Невиллу Саутхоллу. Да, Невилл был тогда уже немолод, но и Уоддлу ведь исполнилось 36 лет!

После Брэдфорда Крис наконец-то  осуществил свою давнюю мечту и сыграл за любимый клуб детства – Сандерленд. Он как раз попал в команду, когда там снимали документальный фильм "Страсти Премьер-Лиги". Менеджером был Питер Рид, который однажды после матча с Ливерпулем проигранного 0:2, чуть не прибил Уоддла за то, что тот на вопрос "Что ты можешь сказать?" ответил чем-то в стиле "проиграли сильнейшим". 

"Питер очень экспрессивный человек, который ненавидит проигрывать. Тогда в раздевалке было понатыкано камер и, возможно, потому он сдержался", - вспоминает Уоддл. Отвечать в таком духе Питеру Риду, одному из самых крутых парней английского футбола, от одного взгляда которого затыкались даже болельщики противника, было не очень разумно – он не знал, что такое "невозможно", "они сильнее", или "мы проиграли будущему чемпиону". 

Не сыграв даже десятка матчей за Сандерленд (но, тем не менее, забив гол) Крис решил попробовать себя в роли играющего тренера Бернли. Под его руководством команда едва не вылетела из третьего дивизиона, и Крис уехал в Торки, команду, которая стала единственной в его карьере, где Крис не забил ни одного мяча. 

Работа помощником менеджера в Шеффилд Уэнсдей, возвращение в футбол в 2000 году и два сезона в команде Уорксопп Таун, работа на радио и ТВ. Крис не ушел из футбола, он не может без него жить. В своем любимом пабе в Шеффилде, где он сейчас проводит довольно много времени, Крис сколотил футбольную команду и играет по вторникам и пятницам. Он критикует сборную Англии, называя ее "командой четвертьфиналов" и говоря о том, что  эта сборная даже под руководством Фабио Капелло не выиграет чемпионат мира, потому что в ее составе нет творческих игроков.

Возможно, это просто брюзжание ветерана, которому в следующий понедельник исполнится 49 лет, но все же мнение Криса Уоддла имеет право на жизнь, ибо действительно в его поколении в футбол играли, получая удовольствие, чего не скажешь о нынешнем. 

Крис Уоддл - один из самых популярных футболистов всех времен во Франции, легенда Тоттенхэма, Ньюкасла и Шеффилд Уэнсдей, веселый клоун английского футбола, который всегда играл, получая удовольствие и даря это удовольствие зрителям. Отчего-то кажется, что излишне профессиональному и  серьезному футболу наших дней не хватает вот таких вот простых парней из колбасного цеха, которые к тому же отлично умеют играть в футбол.

Сергей Бабарика, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях