Король Кенни


Все статьи сайта




Football.ua представляет новый материал в рамках спецпроекта Бей-беги.
Король Кенни 26 НОЯБРЯ 2009, 10:34
Летом 1977 года болельщики Ливерпуля были в отчаянии. Только что команда завоевала свой первый Кубок чемпионов, однако её покинул лучший игрок и главный кумир Анфилда Кевин Киган. 

На самом деле расставание с Киганом не стало неожиданностью, ведь он заранее, ещё за год до того, предупредил, что хочет попробовать себя на континенте. Однако болельщикам хотелось верить, что Кевин передумает, тем более что команда наконец поднялась на вершину европейского футбола. Ведь опасно не столько потерять лидера, сколько не найти ему замену. А кто способен заменить такого игрока? Тревор Фрэнсис из Бирмингема? Лиам Брейди из Арсенала? Или, может быть, вообще Питер Сейер из Кардиффа?

Начало сезона было всё ближе, а никакой ясности в этом вопросе не возникало. Может быть, Боб Пейсли рассчитывает, что теперь, когда в команде больше нет Кигана, раскроется купленный год назад в Ипсвиче Дэвид Джонсон? Наставник Ливерпуля хранил молчание, но, как оказалось, ему было что сказать. Просто всё это время он ждал. 

Ведь как раз тогда в ситуации, которая очень напоминала ту, что возникла в Ливерпуле с Киганом, оказался лидер Селтика Кенни Далглиш. Ему очень хотелось попробовать себя на новом месте, он видел, что клуб из Глазго уже не поднимется на уровень 1967 года. Джок Стин делал всё, чтобы удержать Далглиша, но, как и в случае с Киганом, он понимал, что рано или поздно Кенни придётся отпустить. Пейсли со Стином связывали добрые отношения, и Джок не возражал, чтобы Далглиш продолжил карьеру именно в Ливерпуле, а Боб не мешал своему коллеге отговорить лидера от расставания с родным клубом. Когда Далглиш категорически отказался лететь вместе с Селтиком в турне по Австралии, Стин, немного пошумев, набрал потом номер Пейсли: "Теперь тебе слово". 

Кенни Далглиш завоевал сердца болельщиков Ливерпуля мгновенно. Он стал и остаётся для них Королём Кенни. Далглиш начал забивать, как только облачился в футболку этой команды. В конце дебютного сезона его гол принёс команде победу в ещё одном финале Кубка чемпионов. Потом Король Кенни стал первым, кто забил больше ста мячей и в шотландской, и в английской Лиге. Дуэт Далглиша с Ианом Рашем на острие атаки можно смело назвать классикой. 

Ценность Кенни как игрока заключалась не только в таланте бомбардира. Ещё Стин заметил в юном футболисте задатки распасовщика высокого уровня, и целенаправленно развивал в нём это качество. Стин поощрял желание Далглиша играть глубоко, быть не только наконечником копья, а связующим звеном между атакой и средней линии. Это были непростые уроки, мудрый наставник был требовательным и умел быть жёстким. Стоило Кенни сделать неаккуратный или слишком самонадеянный пас, отрезая половину партнёров по команде, в следующем матче он выходил… в центре обороны – чтобы на собственной шкуре почувствовал, во что может вылиться небрежность в середине поля. 
Далглишу не хватало скорости, но за это он был очень юрким и был прекрасно координирован. Брайан Клаф дал ёмкую, но удивительно точную характеристику футболисту Кенни: "У него посредственная фактура, зато большая задница и прекрасные колени. Именно в этом и есть его главная сила". Защитник Арсенала Дэвид О’Лири неоднократно сталкивался на поле с Далглишем, и на личном опыте убедился в справедливости слов Клафа: "Манера ведения мяча Кенни – это что-то невозможное! Далглиш приседал над мячом, расставляя ноги и локти таким образом, что, с какой стороны вы бы ни попробовали подобраться к нему, все равно утыкались лицом в его задницу!"

Именно о Кенни стали говорить, что "первый ярд у него в голове". Он умел принимать решения на ход, на полхода быстрее, чем соперники, именно в этом был секрет успеха его связки с Рашем. Реактивный валлийский форвард прекрасно умел освободиться от самой плотной опеки, и ему повезло играть с человеком, благодаря которому все те рывки и уловки не пропадали даром. Далглиш умел увидеть, даже предвидеть каждый рывок Раша. "Когда мяч у Короля Кенни, начинает казаться, что он удивительным образом замораживает всех, кто находится на поле. Иначе чем объяснить, что каждый его пас умнее, быстрее и точнее всех прочих?" - писал в те годы один из обозревателей. 

Сам Раш так рассказывал о взаимопонимании, которое возникло у него с Далглишем: "Мы довольно редко разговаривали - что на поле, что вне оного. А зачем, если нам не нужны слова? Поначалу случалось - не побегу в ту зону, потому что Далглиш всё равно не сможет отправить туда мяч, защитники помешают. И вдруг р-раз! - мяч оказывается именно там. Когда я поймал на себе неодобрительный взгляд Кенни, то понял, что мне всего лишь нужно мчаться на свободное место без капли сомнений - мяч обязательно придет туда! И он приходил. Причем порой ему даже не нужно было видеть меня - он ЧУВСТВОВАЛ, где я нахожусь".

Далглиш оказался на Анфилд Роуд на 11 лет позже, чем мог. Он родился возле стадиона Селтика, но затем семья перебралась поближе к арене Рейнджерс, за которых болел старший Далглиш. Когда пришло время выбирать место для продолжения карьеры, юный Кенни приглашения от любимого клуба так и не дождался – он был слишком маленьким и хлипким для Джерс. Зато в Селтике, где ценили юрких и техничных исполнителей, Далглиш очень быстро стал своим. В 1966 году он был на просмотре в Ливерпуле и Вест Хэме. Его высоко оценил Билл Шенкли, однако Кенни был слишком домашним ребёнком, чтобы так рано решиться на переезд.

От судьбы, впрочем, не уйдёшь, и Далглиш провёл 12 насыщенных лет в Ливерпуле как игрок и первый в истории клуба играющий менеджер: восемь чемпионских званий, три Кубка чемпионов, два Кубка Англии, четыре Кубка Лиги, 169 забитых мячей. 

В 1985 году решение руководства клуба передать управление командой 34-летнему Далглишу стало сенсацией, однако оно оправдало себя быстро. Король Кенни продолжил победные традиции Шенкли, Пейсли и Джо Фэгэна, и уже в дебютном сезоне добился того, что не удавалось никому из этих тренеров: Ливерпуль сделал, так сказать, классический дубль, то есть выиграл и чемпионат, и Кубок Англии. Уже тогда Далглиш зарекомендовал себя как грамотный менеджер, хотя критики торопились принизить достижение начинающего наставника – мол, тому досталась готовая команда. Самое интересное, что в начале сезоне те же люди упрекали Кенни за то, что он затеял неоправданную реорганизацию состава!

Однако по поводу способностей Далглиша именно как тренера действительно было немало сомнений. К сожалению, тренер Король Кенни так и не прошёл настоящую проверку в Европе, ведь в то время, когда он, по мнению некоторых историков клуба, создал самую мощную команду в истории Ливерпуля, действовала дисквалификация англичан. А всего за полгода до возвращения команды в Европу, Далглиш внезапно ушёл в отставку, жалуясь на усталость и говоря о желании отдохнуть.

Людей, переживших сильные потрясения, обычно ломают потом какие-то мелочи. Для Далглиша такой "мелочью" в феврале 1991 года стал невероятный кубковый триллер с Эвертоном (4:4), и на следующий день он объявил об отставке. Оставалось только удивляться, что Кенни держался так долго. За свою жизнь в футболе он пережил три жуткие трагедии: Айброкс-71, Эйзель-85 и Хиллсборо-89. 

Самый тяжёлый удар нанесла третья трагедия. Далглиш буквально пропустил через себя горе каждой семьи, потерявшей своего дорогого сына, брата, мужа, отца. "Они поддерживали Ливерпуль, теперь пришло время Ливерпулю поддержать их". Вместе с женой Кенни посетил ВСЕ похороны, побывал в КАЖДОЙ пострадавшей семье. Со многими родственниками погибших он поддерживает контакты до сих пор. 

Поэтому не нужно сомневаться в искренности человека, действительно уставшего от футбола. Кенни Далглиш прекрасно знает, что эта игра может нести не только радость, но и смерть. Но при этом он не мог оставаться в стороне слишком долго. Потом Король Кенни скажет, что готов был вернуться в Ливерпуль после двух-трёх месяцев передышки, но в клубе не верили, что он так быстро отойдёт от всех потрясений. Далглиш превратился для них в перевёрнутую страницу, и потому он с готовностью принял предложение Джека Уокера возглавить перспективный проект под названием Блэкберн Роверс. 

На Ивуд Парк он тоже стал Королём Кенни, ведь именно Далглиш, пусть и с помощью денег могущественного владельца, сделал этот клуб чемпионом. И это – ещё одно впечатляющее достижение, ведь, кроме Далглиша, в английском футболе с двумя разными командами чемпионат выигрывали только Герберт Чепмэн (Хаддерсфилд, Арсенал) и Брайан Клаф (Дерби, Ноттингем)! 

А потом "королевская магия" словно куда-то испарилась. Далглиш сначала перебрался на должность директора футбола в Блэкберне, затем без особых успехов руководил Ньюкаслом. В 1999 году Король вернулся в свой первый клуб – Селтик, где в качестве директора по футбольным операциям, стал инициатором приглашения на пост менеджера своего давнего подчинённого Джона Барнса. Этот шаг до сих пор считается одним из самых провальных в истории клуба из Глазго. 

После этой неудачи Далглиш, казалось бы, окончательно успокоился. Он играл в гольф, принимал участие в благотворительных матчах. Телевизионные компании часто звали Кенни к себе в качестве эксперта, и он показывал пример лаконичного, но чёткого разбора любого игрового эпизода – если, конечно, удавалось разобрать самого Далглиша! Всё дело в том, что Кенни изъясняется на английском языке, который круто замешан на глазвегианском диалекте, что повергает в исступление даже самих шотландцев! По этому поводу однажды замечательно пошутил скаузер Джо Фэгэн: "У нас с Далглишем идеальное взаимопонимание – я не понимаю, что говорит он, а он не понимает, что говорю я!"

Но зато любой болельщик Ливерпуля прекрасно понимает, что Король Кенни – это синоним успехов и побед, это самая славная глава в истории этого великого клуба. Поэтому, когда летом 2009 года Далглиш вернулся в Ливерпуль в качестве главы клубной Академии, а также "полномочного представителя по всему миру", это было воспринято как верный знак. Ведь как давным-давно сказал Боб Пейсли, когда блистает Далглиш, сияет вся команда!

Алексей Иванов, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях