Кевин Киган: сквозь годы и цитаты


Все статьи сайта




Воронеж междугородний переезд, bk
Football.ua рассказывает о двукратном обладателе Золотого мяча, отпраздновавшем на неделе 60-летний юбилей.
Кевин Киган КЕВИН КИГАН15 ФЕВРАЛЯ 2011, 21:51
Похоже, что главным итогом карьеры Кевина Кигана может служить простой факт – этот человек принадлежал всем и в то же время не принадлежал никому.  Похоже, он сам метался из стороны в сторону, выискивая для себя наилучшую среду обитания, а простые болельщики никак не могут поделить наследие великого форварда и более противоречивого менеджера.  В Ливерпуле убеждены, что  Киган обязан своим успехом этому клубу, для фанов Гамбурга его имя также значит немало, ну а в Ньюкасле его разве что не канонизировали.  Что говорить, если найдутся даже те далекие от футбола люди, восхищавшиеся его музыкальным талантом, воплощением которого стал хит, записанный в соавторстве с Крисом Норманом из группы Smokie.

Время от времени где-то да проскакивает мысль о том, что Киган был лучшим футболистом в истории английского футбола.  Понятно, что выбирать лучших – дело не самое благодарное и благородное, но его наследие, в отличие от других, более одаренных природой исполнителей, измеряется двумя Золотыми мячами. Казалось бы – пустяк и побрякушка, но именно подобный факт в биографии способен перекрыть даже отсутствие каких-либо успехов в национальной сборной, причем как в роли игрока, так и в роли тренера.

Для болельщиков Ливерпуля он всегда был несколько чужой фигурой.  Дело не в том, что Киган  не скаузер, а в обстоятельствах, сложившихся вокруг его истории. Тут и абсолютно непонятый переход в Гамбург на взлете карьеры и после завоевания Кубка европейских чемпионов, и гениальный наследник. «Седьмой» номер от Могучего Мышонка перенял Кенни Далглиш, а вскоре этот номер стал ассоциироваться именно с с шотландским Королем.  В конце концов, его почти духовная связь с Тайнсайдом и болельщиками Ньюкасла.  Как бы всем взять и поделить Кигана?

«Я не расстроен – просто расстроился».

Он никогда не воспринимал эту игру всерьез, как могло бы показаться, глядя на его достижения. Играл до тех пор, пока получал удовольствие, тренировал, в общем, по тем же причинам.  Киган не видит радости в современном футболе, но не винит в этом футболистов. Те, конечно, были бы рады снова сделать футбол развлечением, игрой, но они, как винтики большой системы, подавлены властью денег.  Растущая между клубами и целыми лигами пропасть угнетает Кигана, и еще три года назад он совершенно искренне называл Премьер-лигу «скучнейшей в мире» - все по причине гегемонии тех же клубов и тех же звезд.

Фигура непостоянная – да, именно таким стоит запомнить Кевина Кигана.  Человек настроения.  В 2005 году он покинул пост менеджера Горожан, после чего даже перестал смотреть футбол – ему было необходимо время для того, чтобы вновь разбудит в себе чувство голода к большим достижениям.  Пообещав больше никогда не возвращаться на тренерский мостик, он не сдержал слово, когда перед ним вновь распахнулись двери Сент-Джеймс Парк – чтобы посеять в благодушной среде болельщиков очередные разочарования, а затем уйти.  Возможно, это тоже перерыв.

«Я знаю, что за углом, но я не знаю, где находится угол».

Менеджер Киган – чистый воды авантюрист, требующий финансовой поддержки руководства клуба и с удовольствием пользующийся этой поддержкой.  В период со дня завершения своей игровой карьеры и до появления в Ньюкасле, его единственным занятием был  гольф.  Кевин шутил, что ждет предложения сборной Англии, но не смог удержаться перед соблазном поработать с Сороками, в составе которых он блистал в начале восьмидесятых. Владелец Сорок Джон Холл был чертовски убедителен: «Ты знаешь, есть только два человека, способных спасти клуб.  И сейчас они говорят друг с другом по телефону».  Киган сорвался и побежал.

Он прекрасно отдает себе отчет в том, что в наше время команда, только вышедшая в Премьер-лигу, не способна в течение пары сезоном стать участником чемпионской гонки и только чудом уступить титул Манчестер Юнайтед. У Кигана не было идей, замысла и стратегии. Единственное, во что верил менеджер: футбол должен приносить радость, и делать это способны только исключительные мастера. Ньюкасл покупал и не ошибался, приглашая на Сент-Джейс Парке звезд уровня Давида Жинола, Леса Фердинанда, Тино Асприльи и любимого игрока Кигана Питера Бирдсли.  Его дальнейшие неудачи в Ман Сити и том же Ньюкасле будут базироваться на тех же вещах, на которых строился его успех  - просто Киган потеряет ощущение времени и места.  Он – романтик, которому время от времени все-таки хочется вскочить на уходящий куда-то далеко поезд и попытаться его остановить, побороться с ветряными мельницами.  Лучше от этого не будет никому, но такие, как Киган, привыкли мыслить сердцем. Он не понимает, как можно строить игру команды от обороны, и пока каждый уверен в том, что, не пропустив, ты не проиграешь, Киган хочется оставаться при своем.  Если ты не забьешь – ты не победишь.

«Я считаю, аргентинцы – вторая команда в мире. Придумать похвалу лучше этой невозможно».

Он пытался перестроиться в сборной Англии, но в итоге снова ушел в сторону, честно и, не желая искать оправданий, признался, что его тренерской квалификации не хватает для такой важной работы.  Киган не был лучшим менеджером сборной, но он был любимейшим. Сэра Бобби Робсона воспринимали как мудрого профессора, которого любить ты не обязан, но не уважать не можешь.  Терри Венейблс был парнем из твоего паба, Гленн Ходдл остался таким же непонятным, каким он был на футбольном поле, а вот Киган был одним из болельщиков. Его появления на публике, нелепые комментарии и исключительно позитивный настрой на работу дарили фанам улыбку, и даже очевидный провал на Евро-2000 не сумел испортить впечатление о Могучем Мышонке.

Киган никогда не занимался на тренерских курсах, ибо видел в них возможную причину неудачи множества тренеров, которых загоняют в какие-то рамки, существования которых ограничивает саму профессию тренера.  Он работал с лучшими, и этого было вполне достаточно. Билл Шенкли научил Кигана быть «отцом» для своих футболистов, Боб Пейсли дал понять, что в футболе важна каждая мельчайшая деталь, преподнес свой урок и сэр Бобби Робсон – правда, на собственной ошибке. Время Кигана в сборной подходило к концу из-за участившихся травм и потери былой формы, но Робсон, решив отказаться от услуг футболиста в будущем, не успел поговорить об этом с самим форвардом. Киган узнал об этом от журналистов, осознав, что более неприятный удар для игрока придумать тяжело. Взял себе на заметку, и старался во время работы со сборной уделять особое внимание психологии.  В одном из товарищеских поединков он прежде времени снял с поля Дэвида Бекхэма, пожелав таким образом сделать одолжение утомленному футболисту.  Лидер сборной был в ярости – он-то хотел играть как можно больше! Возможно, и сэр Бобби Робсон в свое время просто не знал, как объяснить ситуацию подопечному.

«Он использует свою силу – и в этом его главная сила, в его силе».

В его знаменитой ливерпульской связке с Джоном Тошаком Кевина нарекли Робином, в то время как рослому валлийскому форварду было уготована роль Бэтмена. Не самые талантливые футболисты, они великолепно дополняли друг друга на поле, а об их взаимопонимании ходили легенды.  Все время четкие и продуманные скидки головой Тошака, все время острые действия Кигана – и куча голов.

К слову, одна из легенд была связана с телевизионным шоу, в котором приняли участие оба форварда.  Была поставлена цель – проверить их понимание на телепатическом уровне. Каждому вручили по карте, и, расположившись друг напротив друга, футболисты должны были угадать, что за карта в руках у партнера. Зрители впали в шоковое состояние, когда и Тошак, и Киган справились с заданием, но ребята не стали лукавить: сзади них находились зеркала, в которых они без проблем узрели как цифру, так и масть.  Самое интересное, что это не просто не опровергает их исключительное взаимопонимание, а только подтверждает его.

Кевин и сам был признанным мастером игры на втором этаже, и, несмотря на присущую ему скромность, никогда не отрицал своих способностей именно в этом компоненте игры.  Один из наиболее знаменитых промахов Кигана – в поединке чемпионата мира 1982 года с испанцами.  Форвард сборной Англии пробил головой мимо из убойной позиции, но, упав на газон,  готовился праздновать успех – он просто привык, что с таких позиций он забивает.  Но именно с этим промахом свяжут невыход британцев из группы в тот раз. Хотя Киган убежден: та сборная была как всегда слабовата для больших свершений. В отличие от команды, с которой спустя восемнадцать лет работал он сам…

«У Чили есть три варианта: они могут выиграть, а могут проиграть».

Он продолжает жить воспоминаниями о тех днях, когда футбол дарил радость ему, и еще миллионам болельщиков, считавших его своим.  К лучшим воспоминаниям тренерской жизни Киган относит разгромную победу 5:0 над Манчестер Юнайтед, и те эмоции, что нахлынули с финальным свистком.  Единственным игроком манкунианцев, подошедшим к менеджеру Сорок по окончании встречи, стал француз Эрик Кантона. «Крутая у вас, б…, команда!» - со скрипом  произнес Эрик.  А Киган только этого и хотел – не одних очков, но еще и восхищения игрой его команды.

«Большинство своих голов он забивает, когда у него есть мяч».

Родившийся в День Святого Валентина Джозеф (все-таки Кевин – второе имя Кигана, которое он и решил использовать в своей жизни), просто не мог быть другим – не быть романтиком. Упоминавшиеся между делом цитаты несомненно великого человека как нельзя лучше характеризует его натуру: простую и непритязательную, как у почти любого болельщика, жаждущего получать от игры радость.  В этом и секрет успеха Могучего Мышонка: отметив шестидесятый день рождения, он не отдалился от футбола и фанов, пусть он все же реже посещает матчи и даже смотрит их по телевизору.  Он не профессор, не парень из паба, он – свой, что огромной жирной чертой проходит сквозь цитаты и годы, что их посвятил футболу Кевин Киган.

При подготовке материалы использованы фото AP и Reuters. 







История британского футбола в статьях