К 150-летию футбола. Публичные школы (часть 2)


Все статьи сайта




В этом году исполняется 150 лет со дня рождения футбола. Спецпроект Бей-беги продолжает серию материалов, посвященных первым шагам игры, покорившей весь мир.
footy4kids.co.uk FOOTY4KIDS.CO.UK12 ИЮЛЯ 2013, 10:29
Часть 1
 
Харроу
 
Одной из самых выдающихся персон среди директоров публичных учебных заведений Англии середины XIX века можно назвать Чарльза Джона Вона, руководителя школы Харроу (1845-59), с которым связывают настоящий ее расцвет. Пользуясь глубочайшим уважением буквально всех и каждого, он ладил с преподавателями, со своими учениками и их родителями. Доктор Вон поощрял спорт и всячески способствовал его благополучному состоянию в школе. Помимо этого он всегда пытался разумно повествовать о подвижных играх, выделяя для них роль в нравственном развитии человека.
 
Харроу, вероятно, первая публичная школа, ставшая в 1840-х проводить внутренние футбольные турниры. То была поистине огромная система, ежегодно запускавшая свой механизм в октябре: каждый корпус имел по два-три состава, поэтому недостатка в матчах не было совершенно. Любой ученик почел бы за честь сыграть в первой команде своего корпуса – игра длилась всего час, а воспоминания о ней оставались на всю жизнь.
 
В 1853 году старшеклассники учредили собственный спортивный клуб Филатлетик, с ходу выбившийся в первые футбольные ряды Харроу. Правила в школе отличались от многих других, но не намного. Команды состояли из 11-ти игроков: два защитника, пять центральных нападающих и по двое на каждом из флангов. Мяч был куда крупнее, чем используемый, допустим, в Итоне, и формой напоминал церковную подушку, закругленную со всех сторон. Ворота в Харроу назывались "базами" и выделялись высокими штангами, а гол засчитывался, когда мяч проходил между ними на любой высоте. Как и во многих публичных школах, за правилом офсайда в Харроу следили очень старательно – игроки атакующей команды по обыкновению держались позади своего партнера с мячом. Ловить же круглый снаряд разрешалось прежде, чем тот достигнет земли, а игрок в таком случае обязывался крикнуть "yards!", пробежать три ярда и нанести беспрепятственный удар с рук.
 

Школа Харроу, 1830-е годы
 
Культ спорта в Харроу был чрезвычайно крепок. Единение и товарищество между учениками считались обыденными вещами, а те редкие мальчишки, что избегали походов на реку и не появлялись на игровых площадках, отдавая предпочтение учебе, зачастую вызывали подозрение или же открытую ненависть. 
 
Методы воспитания в Харроу сплачивали ребят настолько, что в стенах школы в порядке вещей была и однополая любовь, и сопровождавший ее однополый секс. Правда, ничего удивительного в этом нет, ведь аналогичные нравы являлись частью и остальных публичных школ той поры. Весьма примечательно, что сам доктор Вон, священник и поборник христианских норм, тайно имел не в меру близкие отношения с некоторыми из подростков. Собственно, именно под угрозой обличения своей порочной деятельности ему и пришлось покинуть пост директора, который он занимал 14 лет.
 
Рагби
 
Стоит заметить, что на Чарльза Вона, в юности учившегося в небезызвестной публичной школе Рагби, весомым образом повлиял ее директор Томас Арнольд, главный реформатор английского образования. Именно он изобрел систему префектов, при помощи которой держал строжайшую дисциплину, уделяя огромное внимание порядку и личной морали. Арнольд считал, что детство в этом невежественном государстве было эгоистичным, и лишь учеба могла подавить юное самомнение путем ряда инициатив.
 

Школа Рагби, 1850-е годы
 
Что же до тамошнего футбола, то с немалой долей уверенности можно предположить, что великое множество людей, когда-либо интересовавшихся истоками великой игры и ее собрата по имени регби, хотя бы раз сталкивались с историей появления последнего. Это легендарное сказание относится к 1823 году: во время одного из футбольных матчей между учениками школы Рагби некто Уильям Уэбб Эллис, якобы расстроенный незавидным положением своей команды, схватил мяч в руки, что возбранялось правилами, и со всех ног помчался в сторону противника, доставив снаряд за линию ворот.
 
Любопытно, что никому доподлинно так и не удалось подтвердить случившееся. Еще интересней, что мистер Эллис абсолютно реальный человек, поступивший в Рагби в 1816 году, когда школа переживала не самые лучшие времена под руководством Джона Вулла. За 9 лет обучения Уильям отличался прилежной успеваемостью и отменными навыками крикетиста. В футбол Эллис, конечно, тоже играл, как и многие другие, но если даже на мгновение принять то предание за действительность, возникает вполне обоснованный вопрос: неужели один-единственный, даже из ряда вон выходящий, являвшийся к тому же нарушением правил случай мог настолько повлиять на ход истории?
 
Впервые этот миф обнаружился на страницах газеты The Meteor 10 октября 1876 года, когда Уильям Эллис уже покинул эту бренную землю. Автором письма был 71-летний археолог-любитель Мэттью Блоксэм, выпускник Рагби (1813-20), которому, по его словам, неизвестный источник пролил свет на судьбоносную футбольную перемену в его бывшей школе. Через четыре года мистер Блоксэм побаловал The Meteor еще одним занимательным рассказом, на этот раз более подробно поведав о содеянном мистером Эллисом, тем самым упрочив основу этой версии.
 
Как бы то ни было, сей домысел (или правда?) живет и вполне вписывается в загадочную историю происхождения игры в Рагби, которая стала меняться именно с 1820-х годов. К середине 1840-х учащиеся школы дошли до того, что впервые напечатали собственный свод правил, который переиздавался два года подряд. На игровом поле уже располагались хорошо известные Н-образные ворота, а мяч, изготовленный из мочевого пузыря свиньи и обшитый четырьмя кожаными панелями, был чрезвычайно близок к овальной форме, хотя тогда больше напоминал сливу. А самое главное, конечно, что игра руками в новых правилах никак не запрещалась. Отрывки отчета одного из матчей, состоявшегося 26 сентября 1846 года, это хорошо подтверждают:
 
"Капитан команды "заяц и гончие" уже схватил мяч под руку, – есть ли надежда, что его кто-нибудь остановит?
 
Один проворный, активный и хитрый заполучил мяч на границе поля, с ускользающей ловкостью обошел бесчисленных соперников, и послал снаряд над головами наступавших противников.
 
Кто-то из двадцати рослых чемпионов схватил мяч, убрал его под руку и внезапно: "Держи его!", "Отлично!", "Вперед!" – понеслось из легких трехсот собравшихся.
 
Тогда наступает пора ожесточенной борьбы. Несчастный и слишком предприимчивый герой сначала получил мяч и совершил некоторые передвижения, тут же попав в грубые объятия, заставившие его стать основанием пирамиды из человеческой плоти, где без принуждения можно дать волю крикам, воплям и невыразимым стонам".
 
Мальборо
 
Футбол школы Рагби со временем пробрался и в другие учебные заведения. Основанная в 1843 году публичная школа Мальборо являлась не только самой молодой среди прочих, но и обладала наибольшим количеством сходств с Рагби.
 
На первых порах колледж избрал первоначальной целью набор в 500 учащихся, однако явно не рассчитал свои возможности, уровень коих не позволял нормально содержать полтысячи детей. Условия действительно были спартанскими, ибо мальчиками откровенно пренебрегали. Недовольство своим положением, яростное неподчинение и бесконечные акты порки привели в 1851 году к самому бурному и длительному восстанию учащихся, какие только знавали крупные образовательные заведения. Анархия в виде фейерверков и костров царила в Мальборо целую неделю. Руководству ничего не оставалось, как пойти на уступки, лишь бы успокоить бунтующую молодежь. Вскоре погрязшая в долгах школа осталась без директора, сохранив при себе только надежды на светлое будущее.
 

Колледж Мальборо, 1850-е годы
 
В августе 1852 года Мальборо возглавил Джордж Эдвард Линч Коттон, еще один ученик Томаса Арнольда, отработавший в Рагби более 15 лет и водивший дружбу с Чарльзом Воном. Взяв пример со своего жизненного наставника, новый директор Мальборо достаточно скоро справился с таким нелегким делом, как налаживание дисциплины. Доверяя старшеклассникам несколько больше, как было принято в Рагби, и, нанимая к себе молодых и энергичных учителей, он навел желаемый порядок и сломал существовавшую в колледже систему кланов (мелких групп школьников).
 
Сопутствующие этому процессу спортивные игры между тем отвлекли ребят от постоянных драк и заманчивых путешествий по здешним лесам и полям. Метод Коттона подразумевал, что преподаватели в Мальборо сами должны были участвовать в соревнованиях наравне со своими подопечными.
 
Правила местного футбола фактически копировали используемые в школе Рагби, что неудивительно, поскольку из этого славного учреждения в Мальборо приехал не только директор, но и ряд упомянутых выше инициативных педагогов. Интересно, что сам Джордж Коттон расценивал спорт лишь в роли дурной необходимости, без которой ни одна школа обойтись не могла. И все же примененная им философия в итоге принесла свои плоды и сберегла колледж Мальборо от возможной кончины.
 
Вестминстер
 
Старейшая английская публичная школа Вестминстер до некоторых пор тоже держала при себе футбол, схожий с практикуемым в Рагби. Обоснованием тому были матчи на главном игровом поле Грейт Динс Ярд в конце 1840-х. Любой участник тех встреч имел возможность играть руками, а некоторые мастера умудрялись и голы забивать благодаря своим кулакам. Но если рядом с таким умелым нападающим оказывались соперники, то не давали счастливому обладателю мяча никакой пощады, буквально готовые на убийство, они любыми доступными способами заваливали бедолагу наземь. Скорее всего, подобные эпизоды и повлияли на отмену в начале 1850-х не очень справедливых ударов руками по мячу и губительных забегов с ним вприхватку.
 
При все при этом, сражения на Грейт Динс Ярд скучнее не стали. Поле это со всех сторон было обнесено невысокой металлической оградой, рядом с которой произрастала компания немало повидавших на своем веку деревьев – некоторые из них регулярно и, конечно же, добровольно становились неотъемлемой частью футбольных ворот шириной около 20 ярдов, обитавших на обоих концах площадки. В роли голкиперов выступали по 12-15 мальчишек, и если кто-нибудь из них вдруг проявлял плохие способности к спасению ворот или же откровенно боялся играть, то немедля изгонялся прочь, теряя всякое доверие. С другой стороны, если юноша зарекомендовал себя между деревьями и не боялся идти на противника, то дорога на Грейт Динс Ярд ему была открыта всегда.
 
Двое старшеклассников обычно путем жеребьевки выбирали ворота и команду. Любой школьник гордился тем моментом, когда один из капитанов впервые назовет его по имени и отправит в число заветных 12-15 ребят, а не в центр поля для участия в стартовой схватке. При вводе мяча в игру тяжеловесы естественно располагались внутри этой большой кучи, а самые ловкие и шустрые облегали товарищей снаружи.
 
Затем собственно наступала сама игра, основной смысл которой сводился к забитому голу. Мяч должен был пересечь воображаемую линию ворот между деревьями и достигнуть ограды или же перелететь через нее. Разрешалось играть руками, но только если мяч находился в воздухе, а затем сделать два-три шага и пробить с полулета. Эти поединки никак не ограничивались по времени, никто не менялся сторонами, поэтому единственной передышкой становился забитый гол и ушедший в аут мяч.
 
Чаще всего местом самых жарких событий были участки возле ограды, где атакующие игроки настойчиво пытались продвинуться к чужим воротам, и где беречь ноги было бессмысленно и бесполезно. Когда, наконец, одной из команд удавалось проложить путь к дюжине вратарей, то для последних наступало во всех отношениях мрачное время.
 
 

Грейт Динс Ярд, XIX век
 
Существовал в Вестминстере и еще один вариант игры в футбол, который вел свою жизнь в полумиле от Грейт Динс Ярд. На поле Винсент Скуэр все обстояло несколько иначе. Мяч оставался тот же самый, изготовленный на близлежащей улице Грейт-колледж-стрит, но ворота теперь состояли из двух высоких штанг и выглядели намного практичней. Защищать их доверялось одному способному игроку, который мог исполнять свои обязанности как пожелает, но ловить или удерживать мяч ему не дозволялось. Футболистов в поле от каждой из команд отныне значилось по 11 человек.
 
Именно такая система с годами нашла наибольшую симпатию со стороны местных воспитанников. Немного лет спустя (с 1857 года) вестминстерские футболисты получили возможность проверять себя не только в матчах друг с другом, но и в играх со всяческими приезжими коллективами, среди которых затесался и лондонский клуб Дингли Делл, посещавший, как известно, и публичную школу Чартерхаус.
 
Винчестер
 
Основанный Уильямом Уайкхэмом в 1382 году колледж Винчестер визитами таких футбольных гостей всегда был обделен, зато местная игра с мячом считалась, пожалуй, самой грубой, утомительной и опасной из всех.
 
Эта великолепное действо проводилось на поле размером примерно 80 на 27 ярдов. По всей длине, от одного угла площадки до другого (с обеих сторон), стояли небольшие столбы, через которые тянулись канаты. Рядом с этой конструкцией устанавливалась сетка высотой 8 футов. В качестве ворот выступала вся ширина поляны, отмеченная высокими штангами. Перекладина естественно отсутствовала, однако гол не засчитывался когда мяч проходил выше пяти ярдов. В отличие от футбола других публичных школ в Винчестере под запретом был дриблинг и игра руками (за исключением тех моментов, когда мяч летит в сторону ворот или находится в воздухе). Количество игроков в командах колебалось от 6 до 15 человек на каждую из сторон.
 
Со схватки в центре поля матч начинался и ею же, по сути, продолжался. Конечно же, тяжелый мяч не мог бесконечно находиться в куче игроков, иногда бывая и на более свободном пространстве. Поскольку вести в одиночку круглый снаряд было нельзя, то футболисты при первой же возможности били по нему что было мочи. Особой храбрости требовали и отчаянные броски под эти выстрелы, которые нередко достигали самых различных частей тела таких смельчаков.
 
Вдобавок ко всему, винчестерский футболист обязан был практически без передышки демонстрировать свое упорство, целеустремленность, силу, скорость, сообразительность и хладнокровие.
 
Эта игра сохранилась и до наших времен, что является редкостью, потому как подобным достижением могут похвастать только Итонский колледж и школа Харроу. Остальные же либо избрали современный вариант, либо отдали предпочтение регби.
 
Впрочем, каким бы ни был футбол, он всегда весьма требовательно относилась к своим поклонникам. Юные викторианские джентльмены полтора века назад отвечали на это лишь искренней любовью и преданностью. В каждой публичной школе жил свой футбол, сформированный отнюдь не одним поколением английских мальчишек, которые без устали выходили на поле, кропотливо составляли свои правила и твердо следовали своим традициям.
 
Антон Горовик, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях