Исчезающий вид


Все статьи сайта




Football.ua продолжает серию материалов о шотландском футболе в рамках спецпроекта Бей-беги.
фото Guardian ФОТО GUARDIAN11 ФЕВРАЛЯ 2011, 12:16
В середине девяностых, уже после того, как Алли Маккойст перенес перелом ноги, вернулся на поле и продолжил пачками забивать мячи в ворота соперников, у него спросили, кем он все-таки видит себя по окончании футбольной карьеры. «Я буду играть за Рейнджерс до последнего, после чего до конца дней впаду в глубокую депрессию», - ответил Маккойст.  

В новейшей истории клуба из Глазго нет человека, масштаб личности которого можно было бы хотя бы сопоставить с Маккойстом.  Да, на ум приходит титулованный менеджер Уолтер Смит, духовный и профессиональный наставник самого Алли, но он заметно уступает своему подопечному в одном аспекте – Маккойст ближе к простым болельщикам.  Для него футболка Рейнджерс – повод для гордости, и, выходя в ней на футбольное поле, он, кажется,  только и жил ради одного момента – момента эйфории после забитого мяча.  Всегда заведенный, жизнерадостный и улыбчивый Маккойст как будто взлетал до небес, отправляя очередной мяч в ворота Селтика или даже менее значимого соперника.  Это мгновение стоило упорного труда и пережитых травм, что не помешали Алли стать лучшим бомбардиром в истории Джерс.

Собственные фаны боготворят его, болельщики Селтика сквозь зубы признают, что Маккойст, несмотря на принадлежность к противоположному лагерю, все-таки отличный и веселый парень, в конце концов, немало сделавший и для шотландской сборной.  Будучи фанатом Джерс до мозга костей еще с детства, Маккойст, тем не менее, не ставил вражду выше обычных житейских радостей вроде дружбы и игры в футбол. Его близкий друг, легендарный полузащитник Кельтов Томми Бернс, ушел из жизни около трех лет назад, и Маккойст рыдал на похоронах, а после финального поединка Кубка УЕФА с питерским Зенитом обратился к фанам команды с просьбой на обратном пути остановится возле стадиона Селтика в Паркхэде и минутой молчания почтить память Бернса.  Попроси их об этом кто-то другой, болельщики в лучшем случае сделали бы вид, что не услышали, но для Маккойста они обязаны были сделать исключение – ведь это Супер Алли.

Алекса Фергюсона не устраивал рост Маккойста, потому он забраковал юного форварда в Сент-Миррене, не поверив в его потенциал – с тех пор Алли называет Ферги «худшим менеджером в своей карьере».  Он долго не мог влиться в ряды Рейнджерс – сначала отказал, посчитав себя неготовым, и навел шороху в скромном Сент-Джонстоне, а затем уже Сандерленд перебил сумму, предложенную за молодого бомбардира менеджером Джерс Джоном Григом. Он провалился в составе Черных Котов, но настырный Григ вернулся за Маккойстом и провернул свой самый удачный трансфер за весь период работы в клубе. Маккойсту, в принципе, всегда везло на тренеров, если не брать в расчет Грэма Сунесса, в конце восьмидесятых вернувшего команду к  жизни благодаря «английской революции». Как итог, клуб праздновал девять кряду к чемпионств, и ни один из них не мог бы состояться без Маккойста.

Уже тогда Маккойста отличало великолепное голевое чутье, которым он нивелировал отсутствие внушающих страх габаритов и реактивной скорости.  Знаменитый футбольный аналитик Джонатан Уилсон несколько лет назад разразился серьезной работой на тему исчезновения из футбола форвардов старой школы, редко игравших на оборону и не выступавших в роли ассистентов. Они выходили на поле с единственной целью – забивать. Маккойст самый яркий представитель «исчезающего вида»: тонкое чутье голеадора, умение выбрать позицию, открыться, спрятаться и выскочить в нужный момент как нельзя лучше характеризовало его игру.  Есть мнение, что жизненная непоседливость и задорный характер шотландца сделали его только острее и опаснее на поле – и с этим нельзя не согласиться.

К сожалению, даже все заметные качества не позволяли ему до определенной поры завоевать симпатии придирчивых поклонников Рейнджерс. В него уже повершил пришедший на смену Григу Джок Уоллес, и Маккойст делал все от него зависящее – его первый бенефис пришелся на финал Кубка Лиги 1984 года, когда Алли отметился хет-триком в ворота Селтика и принес любимой команде титул.  Алли требовалось время, и фаны, до определенного момента  относившееся к нему просто уважительно и одобрительно, по-настоящему встали на защиту Маккойста, когда в клубе появился Грэм Сунесс. Лучший бомбардир команды и игрок национальной сборной – этих аргументов было недостаточно для Грэма, посчитавшего, что место Маккойста –  исключительно на скамейке запасных. 

Несмотря на очевидные достижения Сунесса как менеджера Джерс, его наследие для клуба остается вещью противоречивой, не в последнюю очередь из-за конфликта с Маккойстом. Впрочем, конфликта никакого и не было – скверный характер бывшего игрока Ливерпуля с трудом совпадал с полностью противоположным нравом Маккойста, любившего всех и выступавшего таким же объектом любви среди болельщиков и партнеров, которых он не стеснялся забавлять шутками даже во время матчей. Сунесс, осуществив в Глазго непростой план по реорганизации политики клуба и игры команды, так и не стал своим – впервые он отвернул от себя поклонников, подписав форварда Мо Джонстона – не просто бывшего игрока Селтика, а праведного католика.  С Маккойстом они создали великолепную пару нападающих, но Сунессу ничего не стоило усадить Алли на банку и предпочесть на острие англичанина Марка Хейтли. 

Маккойст выходил на замену под конец второго тайма, безустанно забивал и заводил трибуны, которые давали менеджеру понять, чью сторону они выбрали. Вершиной абсурда по Сунессу стал домашний поединок против Абердина, когда вышедший на замену Маккойст сделал дубль и принес своей команде победу, а менеджер на послематчевой пресс-конференции ни словом не отметил игру Алли. В 1991 Грэм ушел, а Маккойст возродился под руководством Уолтера Смита. В сезоне 1991/92 девятый номер Рейнеджерс забил рекордный для себя сорок один мяч, а образованный Смитом дуэт Маккойст-Хейтли стал классикой того времени.

Но главный дуэт возник при участии самого Смита. Несколько чемпионских титулов сделали Уолтера легендарным для Джерс и на долгие годы связали его с Алли.  Когда в 2004 году Смита позвали работать менеджером национальной сборной, в помощники он взял именно Маккойста. Ему показалось, что бывший форвард засиделся  на телевидении, где уже успел стать ведущим аналитической передачи, комментатором и постоянным участником юмористического шоу.  У многих подобное решение вызвало скепсис, особенно когда Смит бросил сборную и впопыхах умчал спасать любимый клуб, страдавший после тяжелого периода правления француза Поля Ле Гуэна. Стало ясно, что Маккойста он готовит как своего преемника, но неудачный опыт превращения великих футболистов в менеджеры (Джон Барнс в Селтике – ярчайший пример) настораживал даже самых преданных сторонников Маккойста.

Тому было причины. Во-первых, Алли никогда не был самым дисциплинированным футболистом.  Его регулярные опоздания на тренировку стали отличительной чертой форварда, и однажды, когда машина Маккойста в очередной раз заняла единственное свободное место на парковке, не выдержал председатель правления клуба, но Алли спокойно отметил: «Чего вы кричите? Это ведь мое самое маленькое по времени опоздание!»  Сможет ли такой человек руководить командой – тот еще вопрос.

Хотя и это не все.  Маккойст всегда был компанейским парнем, а потому оказывался первым, кто предлагал после матча отправиться в паб. Кто-то, пародируя прозвище форварда, даже прозвал его «Супер Свалли» (на сленге «свалли» в самом разном понимании ассоциируется именно с выпивкой).  Понятно, что в лице Пола Гаскойна у Маккойста появился в Джерс реальный конкурент, но с английским хавбеком соперничать смысла не было – потому ребята здорово проводили время вместе, прослыв главными организаторами шуток в раздевалке и на тренировочных полях.

За всем этим мало кто обратил внимание на то, как изменился в последнее время Маккойст.  Он ведь спокойно мог открыть пятый десяток лет в каком-нибудь кабаке за рассказами о славной карьере, но вместо того, даже не закончив ее, успел сняться в фильме со знаменитым актером Робертом Дюваллем (где, по иронии судьбы, играл футболиста Селтика) и превратиться в реально узнаваемую личность на британском телевидении.  Наверное, если бы не Смит, Маккойст стал бы шотландской версией Гари Линекера – он уже пробовал себя в роли ведущего на конкурентном для ВВС канале ITV, а его личная история жизни не очень приятным образом пересекалась с жизнью Линекера.

Маккойст вместе с женой воспитывал трех детей, у одного из которых был врожденный порок сердца – супругам благодаря титаническим усилиям удалось подарить сыну шанс на жизнь, и Алли, когда эта история просочилась на страницы британских газет, был окончательно вознесен в ранг национального героя – безупречного и чистого парня.  Увы, через несколько лет одно из желтых изданий опубликовало на обложке фото Маккойста с известной моделью и актрисой Пэтси Кенсит, известной благодаря роли в фильме «Смертельное оружие»-2 и роману с Лиамом Галлахером из группы Oasis. Корреспонденты отследили любовные похождения Алли вдали от дома, и вскоре Маккойста ждал развод. 

И его счастье, что на горизонте возникли Рейнджерс. Смит быстро навел порядок в команде, вернул ей чемпионский титул и начал подпускать к руководству игроками самого Маккойста – оказалось, что именно он полноценно работал с командой во время Кубка Шотландии-2008, выигранного Рейнджерами в финале у скромного клуба Куин оф зе Саут. Сейчас нередко можно увидеть Смита, восседающего на трибуне, когда Алли бегает вдоль бровки. Уолтер даже задержался еще на сезон, чтобы максимально хорошо подготовить Маккойста к полноценной работе с командой, бразды правления которой он должен взять в руки уже в июне этого года.  Маккойст старается как можно меньше времени проводить с игроками, он перестал носиться с ними вместе на тренировках и уже достаточно зрело объясняет свой подход: «Менеджер может сыграть с футболистами в карты, но при этом он не должен быть студентом картежной школы».  Его почти родственная связь с трибунами Айброкса также играет на руку: относительно недавно клуб из-за финансовых проблем должен был расстаться с еще одним большим бомбардиром Крисом Бойдом, и Смит доверил Маккойсту возможность объясниться перед фанами, желавшими такого развития событий еще меньше, чем Алли  и сам Бойд.

При Смите Маккойст дважды выиграл Золотую Бутсу, участившиеся травмы не помешали ему соперничать с мастеровитыми форвардами, которые появлялись в команде в 1990-, и даже усевшись на скамейку запасных и отдав девятку итальянцу  Марко Негри, он остался любимцем публики и не сдавался до последнего дня. В 1996 году Алли побил, казалось, претендовавший на вечность рекорд результативности Боба Макфейла (233 гола), а через два года, завершая свою карьеру в клубе, он положил и последний мяч в ворота главных врагов из Селтика – в полуфинале Кубка Шотландии, да еще и на Паркхэд.  «Было бы здорово каждые выходные играть против них»,  - то ли шутя, то ли на полном серьезе произнес тогда Маккойст.

Никто не обещает Маккойсту легкой жизни на посту менеджера Рейнджерс. Он долго ждал этого, и к моменту официального назначения должен переубедить даже последних скептиков, считающих, что, помимо духовной близости с болельщиками и статуса легенды, у Алли нет ничего для успешной работы.  Вспоминается момент из того самого финала Кубка УЕФА, куда Джерс спустя годы прозябания на задворках европейского футбола вывел Смит в паре с Маккойстом: молчание шотландских трибун, отчаяние игроков, блуждающих вдоль поля, и помощник менеджера, гордо надевший клубный шарф и отправившийся поблагодарить болельщиков.  Гордо, но никак не напыщенно – уж Маккойст всегда рад пошутить над самим собой.  «Недавно играл в футбол с друзьями, пять на пять.  Ничего не изменилось – мне все так же не хватает скорости». Вот тут-то и понимаешь, что Маккойст исчезающий вид не только как форвард старомодного типа. 

Иван Громиков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях