Грязный Даррен (часть 3)


Все статьи сайта




Спецпроект Бей-беги завершает историю одного небольшого клуба, сумевшего повлиять на развитие футбола.
Грязный Даррен (часть 3) 12 СЕНТЯБРЯ 2014, 07:11
Вечером 30 января 1879 года комитет Футбольной Ассоциации произвел жеребьевку четвертого раунда Кубка Англии. Для ланкаширского Дарвена, за несколько часов до этого совершенно непрогнозируемо выбившего Ремнантс из Беркшира, ее итоги оказались неутешительны. Через две недели они должны были вернуться в Лондон и встретиться с лучшей командой сезона, финалистом Кубка 1875 и 1876 года, недавно возродившимся и снова собравшим превосходный состав Олд Итонианс.

Приехав домой, дарвенцы словно побывали в другом мире. Здесь их ждала все та же не самая счастливая жизнь. У кого-то из игроков по-прежнему имелись проблемы с работой, у кого-то ее вообще не было. Никак не могла выйти (в том числе и из-за морозов) на былой уровень торговля хлопком, отчего промышленники все порывались урезать и без того низкие зарплаты. Для многих горожан команда так и оставалась главной отдушиной.

Единственную встречу перед очередной серией своих кубковых похождений Дарвен провел с Аккрингтоном, причем весьма образцово – 6:0. Олд Итонианс же той зимой на товарищеские игры не собирался совсем. Последний их матч состоялся 11 января в рамках третьего раунда, в котором они развлекались с Минервой (5:2), как бы неприлично это ни звучало. Ну а чтобы долго не простаивать, футболисты выступали за какие-нибудь другие клубы вроде Гитаноса.

В ходе подготовки к отъезду, намеченному на 12 февраля, комитет Дарвена учел те трудности, сопровождавшие предыдущий вояж, и на этот раз команда вместе с небольшой группой поддержки покинула городскую станцию в 7.45 утра, чтобы без происшествий заселиться в свой лондонский отель уже в четвертом часу дня. Теперь и выспаться, должно быть, получилось, да и столичные достопримечательности от их глаз не спрятались.

Состав Дарвена изменений не претерпел – вышли все те, кто побеждал Ремнантс. А вот Итонианс за последний месяц потерял замечательного защитника Линдси Бери и еще более выдающегося форварда Альфреда Литтлтона. Хотя нехватка героев эпохи аматорского футбола на поле не ощущалась. Капитаном и голкипером Итонцев был не кто иной, как 41-летний президент ФА майор Фрэнсис Мэриндин, оборону возглавлял, по общему мнению, лучший футболист своего времени Артур Киннэйрд, а в атаке появился некогда игрок сборной и неоднократный финалист и обладатель Кубка Англии Алекс Бонсор. 

Разница между командами имелась в различных аспектах. Помимо социального положения, бросалось в глаза и физическое преимущество Итонцев. В конце прошлого века жителей Дарвена характеризовали как «рослый, румяный и миловидный народ», но за несколько поколений промышленная революция сделала свое дело – нынче дарвенцы безнадежно уступали и в росте, и в весе.

Словом, не повезло Дарвену с соперником, и не только с ним. Как сообщала Bell’s Life in London в своем отчете об этой встрече, «погода поддавалась только самому мрачному описанию, и поле, благодаря недавним сильным дождям, было очень скользким, из-за чего нацеленные удары и хорошие проходы казались чрезвычайно сложными в исполнении».

Матч начался приблизительно в три часа дня. Олд Итонианс, не утомляя себя «нацеленными ударами и хорошими проходами», взяли в компаньоны сильный попутный ветер и понеслись в атаку.

Мяч весьма активно передвигался по полю, кажется, побывав на всех его участках, и очень часто уходил в аут. В те годы вбрасывания производились одной рукой, так что расстояние в этом случае для самых могучих джентльменов препятствием не становилось. Особенно хороши были «ауты» Киннэйрда, которых за весь первый тайм он вбросил бог знает сколько, и самое главное, что три из них закончились голами. Мало того, между этими убойными приемами случились еще пару забитых мячей, а Харри Гудхарт оформил хет-трик.

Не сказать, что Олд Итонианс уничтожали ланкаширцев, пусть счет и не утверждал обратное. Те смотрелись достойно, в меру своих сил боролись с присущей решительностью, не опускали рук, и пытались обуздать жесткий и силовой стиль игры Итонцев. Джеймс Ноулз пару раз попадал под горячую ногу оппонента, тут же слышал извинения, после чего извлекал из себя всю имевшуюся вежливость: «Куда, черт возьми, ты так лягаешься?». Несмотря на все старание, нападение команды, а именно Томми Маршалл, превратило в гол лишь одну из редких возможностей. Перерыв молча подвел черту под всем произошедшим – 5:1.

Впереди было еще 45 минут, в течение которых Дарвен, по крайней мере, играл по ветру. Итонцы естественно сбавили обороты и вполне успешно сдерживали противника. Правда, однажды эта успешность малость подвела защитника Джеймса Уэллдона, головой переправившего мяч в собственные ворота. Но счет позволял.

За 15 минут до конца пара сотен зрителей, которые присутствовали на Кеннингтон Овале, наверное, уже заскучали без голов, и точно никак не могли подозревать, что команды подготовили для них кое-что еще: «никогда прежде они не проявляли такую слаженность действий, такое рвение и настойчивость, и никогда ранее их усердие не приносило такой успех, какой случился в последние 10 минут, передачи и вся игра в целом были доведены до такого совершенства, что они забили три мяча подряд», – писал о Дарвене Дж. Дж. Райли.

Третий гол дарвенцев отправил шляпы зрителей в воздух – 5:3. Четвертый заставил Олд Итонианс безрезультатно обращаться к главному рефери Чарльзу Олкоку по поводу игры руками – 5:4. А пятый поверг одного господина из Суинтона, бывшего в Лондоне по работе, в такой экстаз, что он не только сломал свой зонт, но и вывихнул ногу – 5:5! 

Итонианс продемонстрировали, как назвала это Bell’s Life, «great falling off», а Дарвен – величайший камбэк в истории викторианского футбола. На этой эмоциональной волне гости из Ланкашира готовы были сыграть и дополнительные 30 минут, но майор Мэриндин наотрез отказался, чем, возможно, спас свою команду. 

Конечно же, Итонцы не собирались ехать в Дарвен на переигровку, упрямо соблюдая действующие правила (с третьего раунда включительно все матчи проводились на Кеннингтон Овале), хотя и могли пойти на уступки. В прессе такое поведение в основном осуждалось. Дарвен даже предлагал своим соперникам 40 фунтов, лишь бы те приехали на Барли Банк – бесполезно. Вместо этого Итонианс на пару с ФА сами выделили дарвенцам 25 фунтов.

«Плохие времена и денег в дефиците, никто из наших обеспеченных горожан тоже не оплатит нам поездку в Лондон. Мы вынуждены обратиться за помощью к широкой общественности с той лишь целью, чтобы наши парни, из нашего города, могли сразиться с госинспекторами, профессорами университетов и сыновьями аристократов и т.д, и победим ли мы, или будем побеждены, мы уверены, что итоговый результат станет честью не только для клуба, но и для города и всего графства», – с некоторым отчаянием писал в Darwen News новый секретарь Дарвена Уильям Уолш.

В третий раз команду и близких ей людей провожали в столицу несколько сотен человек. Матч был назначен на субботу, 8 марта. После двух месяцев крепких морозов по всей стране установилась теплая по-весеннему погода.

В предстартовой жеребьевке Джеймс Ноулз вновь уступил Фрэнсису Мэриндину и сейчас дарвенцам мешал уже не ветер, а слепящее солнце. После всех приготовлений рефери Чарльз Олкок огляделся вокруг, успешно осведомился о готовности футболистов и в 14.14 дал сигнал о начале матча.

Голевого праздника и нереального сценария этот поединок, увы, не предложил. Олд Итонианс, кажется, отнеслись к игре куда серьезнее и выглядели более собранно. В первом тайме живее всех в составе южан был левый нападающий Герберт Уитфилд, предпринимавший всяческие попытки поставить Сутера и компанию в неловкое положение. Не с первого захода, но это ему удалось – 1:0. Полные решимости отыграться дарвенцы справились с этой задачей по истечении получаса, когда Джеймс Гледхилл и Том Бери соорудили гол для Роберта Керкэма.

В общем, Итонцы имели превосходство на протяжении всего матча, постоянно угрожая воротам Джона Даксбери, за счет чего и вышли вперед во втором тайме. Однако они до сих пор ничего не могли поделать с игрой в пас, которую футболисты Дарвена так нагло эксплуатировали. Очередная ее вспышка опять привела к забитому мячу за авторством Тома Бери, тщательно подготовленному двумя Керкэмами и Гледхиллом – 2:2. От овертайма майор Мэриндин уже не отнекивался, но исход противостояния так и не был решен.

Это все, безусловно, означало, что необходим еще один матч. Итонианс как будто хотели взять ланкаширцев измором, вновь отказавшись ехать на север. «Все, чем может довольствоваться Олд Итонианс, это лишь то, что они вынуждают Дарвен тратить свои деньги…» – возмущалась Athletic News. К следующему сезону ФА извлекла уроки из всей этой ситуации, дополнив правила Кубка двумя поправками: Кеннингтон Овал отныне принимал только самые поздние стадии соревнования, а дополнительное время теперь стало обязательной частью ничейных матчей.

Четвертое путешествие в Лондон происходило в не самых комфортных условиях. Оттепель возобновила работу многих хлопкопрядильных фабрик города, и вместе с ними вернуло на рабочие места ранее сокращенных игроков команды. Из-за нехватки средств футбольную делегацию из Дарвена посадили на ночной поезд сразу по окончании рабочего дня. Первый спальный вагон появился на британских железных дорогах только шесть лет назад, и понятно, что не в третьем классе, коим пользовались дарвенцы, так что о полноценном сне приходилось только мечтать.

В погожий день 15 марта на Кеннингтон Овале команда не могла рассчитывать на Уильяма Керкэма, получившего в прошлом поединке травму (оборвавшую его карьеру). Уже по ходу матча вывели из игры капитана Джеймса Ноулза. Еще и начало встречи задержали из-за одного опаздывающего итонца. В свете последнего обстоятельства очень кстати можно вспомнить, что в этом и прошлом сезоне Дарвен уже сталкивался с подобными неурядицами и тогда старт ни разу не откладывали. Все эти злоключения, в конце концов, дали ланкаширцам провести на уровне всего несколько минут, за которые они организовали какое-то количество моментов и даже удар в штангу. А потом настало время прощаться.

Олд Итонианс, надо отдать им должное, действовали уверенно и целеустремленно, желая, наконец, добиться победы. В первом тайме они играли по ветру, при этом забив три мяча и всего раз пропустив, а во втором оформили итоговый счет – 6:2. 

С третьей попытки Дарвен все-таки был повержен. Робко объявленная Darwen News весной 1878 года мечта о встрече в финале Кубка с Уондерерс так и не сбылась.

Дж. Дж. Райли позднее отмечал, что клубный комитет попросту не был готов и не предполагал, что участие в турнире потребует столько сил и денег. Клуб был в долгах еще с прошлого сезона, и в нынешнем его положение только ухудшилось.

Появление в команде Сутера и Лава, которые вошли в историю как первые профессиональные футболисты, битвы с Олд Итонианс, положенное Дарвеном начало заката южного аматорского футбола – все это навсегда прославило клуб, однако последствия для него самого оказались губительными.

Расцвет продлился недолго. Через год после описанных событий они выиграли первый Кубок Ланкашира, а в 1881-м добрались-таки до полуфинала Кубка Англии, проиграв Олд Картузианс, еще одной знатной команде южных любителей. Сутер в 1880-м ушел в Блэкберн Роверс, с которым взял три Кубка. Автор дубля в ворота Олд Итонианс Джимми Лав, говорят, зачем-то подался в военно-морской флот и погиб при бомбардировке Александрии в 1882 году. Томми Маршалл и Том Бриндл доигрались до сборной и в середине 1880-х перебрались в Блэкберн Олимпик. О судьбе остальных почти ничего неизвестно.

История маленького рабочего клуба из Ланкашира, заявившего о себе на всю страну, первым познавшего силу денег, первым же от нее пострадавшего, и оказавшегося предвестником того, что футбол больше никогда не будет прежним, счастливого конца, к сожалению, не получила.

Антон Горовик, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях