Dion The Dube


Все статьи сайта




Football.ua представляет новый материал спецпроекта Бей-беги.
Фото Action Images ФОТО ACTION IMAGES11 ИЮНЯ 2011, 12:04
Оказавшись в гостях у Диона Даблина, можно задаться вопросом - а кем же все-таки в прошлом был хозяин дома? То ли знатным бомбардиром и легендой сразу нескольких клубов, о чем не говорит, в общем, ничего, то ли музыкантом, о чем сходу напоминают выстроенные в ряд саксофоны - альт, тенор и сопрано. Окончательно в пользу второго варианта склоняет огромнейшая коллекция компакт-дисков. Как у любого настоящего ценителя, диски разбиты по жанрам: классика, джаз, ритм-н-блюз, рэп, кантри. И счастливый обладатель всего этого добра с охотой расскажет о достоинствах каждой из представленных работ.

Даблин и сам не знает ответа на вопрос. Он никогда с особой серьезностью не воспринимал футбол, и та же музыка, несмотря на достижение в ней профессионального уровня, для Диона больше увлечение. Единственное, что по-настоящему волновало футболиста на протяжении его длительной карьеры, - семья, и расстояние, которое ему приходилось преодолевать, чтобы ее увидеть. Но даже душевная пустота, вызванная вечной разлукой, не мешала Даблину выходить на поле с улыбкой и получать от игры удовольствие сопоставимое только с исполнением хорошенькой саксофонной партии.

Чувство юмора и жизнерадостность подвела Даблин лишь однажды - когда свет увидела книга "Staying Up", написанная при согласии и помощи его клуба Ковентри. В рассказе, посвященном судьбе команды, затрагивалась тема и культового для болельщиков Диона Даблина, но опубликованная беседа председателя правления Брайана Ричардсона и экс-менеджера футболиста Алекса Фергюсона привела Даблина в ярость. Двое знакомых ему людей обсуждали…размер мужского достоинства Диона. "Большой? Нет, огромнейший! Я ничего подобного в жизни больше не видел", - вспоминал Ферги. Не самый плохой комплимент, но скромняга Даблин с большей радостью расскажем вам о своей музыке.

В Норвиче, первом профессиональном клубе Диона, наверное, и по сей день не понимают, как от них мог ускользнуть такой футболист. Смешно, но рослый и быстрый центрхав оказался недостаточно хорошим для первой команды, и, не получив настоящего контракта, отправился на вольные хлеба. Работал на фабрике по производству носков, получал 80 фунтов в неделю, на другой фабрике производил мороженое, а между тем успел набраться опыта и в сфере досуга, какое-то время подрабатывая в центре развлечений. В конце концов, Даблин отправился на просмотр в клуб Кэмбридж Юнайтед, игравший в четвертом дивизионе, и получил приглашение - как центральный полузащитник.

Об универсальности Даблина известно много: спустя более десятка лет он будет играть на позиции центрбека в составе Астон Виллы и Лестера, но тогда, в 1989-м, менеджер Крис Тернер и его ассистент Джон Бек увидели в парне немалый потенциал форварда. Под руководством Бека, ставшего главным в 1990 году, Юнайтед совершили невероятный рывок из четвертого во второй дивизион и остановились в шаге от выхода в элиту. Огромная доля успеха принадлежала паре форвардов Дион Даблин - Стив Кларидж. Команда не просто качественно использовала лонгболы, но и, по требованию Бека, траву по краям поля делали длиннее, что удерживало мяч и позволяло вингерам с меньшими проблемами выполнять подачи в штрафную зону.

Миллион фунтов, заплаченный Манчестер Юнайтед за молодого форварда, шокировал - но это был запасной вариант Фергюсона в случае неудачи с приглашением Алана Ширера. Неприятности Даблина в МЮ начались едва ли не с первого дня: никто из партнеров не сообщил новичку о том, что время вылета самолета на игру с Саутгемптоном изменилось, и форварду пришлось лететь в одиночку более поздним рейсом. Даблин прилетел, забил и наверняка рассчитывал на то, что его карьера на Олд Траффорд будет двигаться исключительно вперед.

Через девять дней, в первом домашнем поединке сезона (против Кристал Пэлас), Даблин получил перелом ноги. "Где-то две недели я уживался с мыслью о том, что сижу в одной раздевалке с Питером Шмейхелем и Марком Хьюзом. Я повторял про себя: "Сохраняй спокойствие". Но в дебютном матче я сломал ногу, боль была невыносима. Мне удалось вернуться в игру через восемь месяцев, но к тому времени в команде появился Эрик Кантона и я не мог рассчитывать на место в старте. Фергюсон был не против того, чтобы я остался, но мне хотелось играть - пусть и не в таком великом клубе".

Как раз в те дни Даблин и освоил игру на саксофоне. Его детство было исключительномузыкальным: отец слыл неплохим бас-гитаристом, мать играла на мандолине, и даже сестра и три брата в той или иной степени обучились игре на музыкальных инструментах. Даблина всегда больше привлекали ударные, но еще детская любовь к джазу заставила взяться за сакс. Общеизвестно, что обучение игре на этом инструменте, как правило, длится всю жизнь, но даже за те восемь месяцев Диону удалось выучить азы и развить в себе интерес, помогавший в будущем уходить от скуки и насущных проблем. "Джаз - это моя первая любовь, но прелесть музыки в том, что еще столько всего может быть написано, куплено и прослушано".

Кто-то из тренеров однажды сдуру ляпнул фразу в том духе, что Дион Даблин играл в футбол почти до сорока лет только по той причине, что избегал тяжелых травм. Даблин едва ли не последний футболист, о котором можно отзываться в подобном ключе, и его перелом ноги - еще не самое страшное и болезненное воспоминание Диона. В 1999 году, выступая в составе Астон Виллы, Даблин попал в жуткое столкновение с голландским форардом Шеффилд Уэнсдей Джеральдом Сибоном и сломал шею.

"Моя жена Луиза была со мной в больнице, а я начал рыдать, подумав: "Что же дальше с моей карьерой?". Я сказал доктору, что должен снова выйти на поле - просто обязан, - вспоминает Даблин. - Он сказал, что должен сделать операцию немедленно, иначе скоро я буду листать брошюру с инвалидными креслами - настолько все было опасно. Моя жизнь была под угрозой, и меня задела его фраза о том, что я не смогу не только играть, но и ходить. Я до сих пор не помню, что именно произошло. Я только что забил, кто-то из партнеров сказал идти вперед. Единственное, за чем я следил, был мяч - я метнулся за ним, и тут передо мной образовался этот шкаф. Он вообще не двигался, мы столкнулись, и я ощутил хруст в шее".

В 1998 году Даблин наряду с Крисом Саттоном и Майклом Оуэном стал лучшим бомбардиром Премьер-лиги, наколотив в ворота соперников Ковентри 18 мячей и сделав серьезную заявку на участие во французском мундиале. Но менеджер сборной Глен Ходдл, до того вызывавший Диона на товарищеские поединки, оставил нападающего за бортом, так по достоинству и не оценив способности и желание играть форварда Ковентри. "Он играет сердцем - большего болельщики требовать не могут", - объяснил свою любовь к Даблину один из фанов Астон Виллы, где тот, как и в Ковентри, возведен в ранг легенды. Тем не менее, история со сборной - не единственная из тех, что подтверждают легкое недоверие английского футбола к парню, начавшему свою карьеру в четвертом дивизионе. Уже упоминавшийся председатель правления Ковентри без ведома игрока выставил того на трансфер и продал Вилле: меньше всего на это рассчитывали фаны первых, и больше всего надеялись поклонники вторых.

Его карьера долго шла к закату. В Вилле Даблина его променяли на Хуана Пабло Анхеля, отправили в аренду в Миллуол, вернули и дали играть вместе с Дариусом Васселлом. Тем не менее, последние годы на Вилла Парк запомнились не столько голами, сколько стычкой с полузащитником Бирмингема Робби Сэведжом прямо по ходу городского дерби. Привычно заведенный, но в целом не агрессивный Даблин внезапно решился на "удар быка", лбом атаковав лицо валлийского футболиста. Оказалось, что куда более агрессивный Сэведж спровоцировал противника, назвав того "обезьяной". Марк Халси Диона удалил, а общественность приготовила для него серьезный выговор.

Он долго не хотел вешать бутсы на гвоздь, и к удивлению многих, отбегав два года защитником (причем, довольно неплохо) за родной Лестер, Даблин принял предложение экс-наставника Ковентри Гордона Стракана и отправился выступать за Селтик. Редкие появления на поле не были большой проблемой для 36-летнего нападающего, а вот пребывание вдали от детей и жены заставили Даблина окончательно отказаться от идеи покорять вершины и закончить карьеру где-то поближе к дому. Например, в выступавшем в Чемпионшипе Норвиче, однажды отвергнувшем Диона и едва не разрушившем ему всю карьеру. В Глазго Даблин получал приглашения поучаствовать в музыкальных "сейшнах", но по большей мере суетился в своей квартире наедине с саксофоном. Перевезти детей в Шотландию? "Нельзя их отрывать от школы", - рассудительно и заботливо мыслил Даблин.

Никаких обид на Канареек он не держал. По мере физических возможностей он продолжал бегать в футболке Норвича, нередко забивал и помог клубу сохранить место в Чемпионшипе, оба года остановившись в нескольких голосах от получения болельщицкого приза "Игрок Сезона". Никто не требовал от него запредельного класса, но Даблин в свои почти сорок был не только наставником для молодых, но и одним из лучших футболистов на поле - любимцем болельщиков. Один случай прекрасно характеризировал его отношения с фанами: какой-то мальчишка выбросил на поле улетевший к нему мячу, а Даблин ударом головой вернул его обратно парню и не поскупился на улыбчивое приветствие, возможно, будущей звезде Норвича. Свой последний поединок он провел 4 мая 2008 года на стадионе Хиллсборо: 36 тысяч чужих и своих болельщиков вместе с футболистами и рефери Марком Клаттенбургом провожали легенду с поля - конечно же, овацией.

Оказалось, что это были не последние аплодисменты Даблина в жизни. В прошлом году Дион снова удивил поклонников, объявив об изобретении нового перкуссионного инструмента, получившего название "The Dube". То, что изначально казалось шуткой, оказалось вполне серьезным событием в мире британской музыки: напоминающий коробку инструмент рекомендуют для обучения в общеобразовательных школах, а сам Даблин с радостью аккомпанирует на концертах знакомым группам - что говорить, если восхищение "дабом" выказали участники популярной группы Muse.

Но основное место работы Даблина сейчас - телевидение. Как и многие другие коллеги, он попробовал себя в роли аналитика, причем "проба пера" произошла еще в последний год его футбольной карьеры. Работу менеджера ему предлагали еще в бытность игрока, но Дион по-прежнему открещивается от необходимости выходить на тренерскую стезю - и вряд ли лукавит. Он прошел сквозь недоверие окружающих и страшные травмы только лишь для того, чтобы заниматься только одним делом - играть. И будь то футбольный мяч, саксофон или "даб", Дион Даблин подойдет к делу со всем сердцем. А можно ли требовать от человека большего?

Иван Громиков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях