Девятый номер Клафа


Все статьи сайта




Football.ua представляет новый материал спецпроекта Бей-беги.
фото people.co.uk  ФОТО PEOPLE.CO.UK 24 ФЕВРАЛЯ 2012, 09:41
«Да, попробуй», - молвил Брайан Клаф, не медля ни секунды. Найджел не собирался просить у отца большого и глубокого совета. В отношениях с сыном великий тренер был немногословен, и фактической поддержки отца было достаточно для того, чтобы Клаф-младший начал собственную тренерскую карьеру.

 

Еще в детстве Найджел Клаф имел свое собственное место на скамейке запасных Дерби Каунти и Ноттингем Форест, он был рядом с отцом, когда тот впервые завоевывал Кубок европейских чемпионов, но стоило ему стать профессиональным футболистом и начать выступления под руководством Клафа, как отношение менеджера к сыну стало по-настоящему обособленным. Юного форварда Лесников Брайан Клаф называл только «девятым номером». Порой деспотичный Клаф был особенно жесток в обращении сыном – на протяжении пары первых сезонов Найджел даже не получал никакого жалованья.

 

По иронии судьбы, день, когда подошла к концу легендарная тренерская карьера Брайана Клафа, должен был открыть путь к вершине английского футбола его сыну. Вылетевший из Премьер-лиги Ноттингем Форест уже никак не соответствовал амбициям талантливого нападающего, сумевшего за девять лет выступлений на Сити Граунд стать вторым бомбардиром в истории клуба и провести более десяти поединков в составе английской сборной. В какое-то время 27-летний Найджел Клаф даже рассматривался как прямая замену Гари Линекеру в составе Трех Львов, и переход в Ливерпуля, пусть и переживавшего непростые времена под руководством Грэма Суннеса, обещал если и не вывести Клафа на новый уровень, то, по крайней мере, помочь реализовать Найджелу имевшийся потенциал. Два с лишним миллиона фунтов, потраченные шотландским менеджером мерсисайдского клуба, обещали стать удачной инвестицией – даже охладевшие к фигуре Сунесса болельщики Ливерпуля видели этот трансфер более чем удачной сделкой.

 

Не самый быстрый, но очень смышленый футболист, обладающий великолепным пасом и хорошим голевым чутьем, Клаф обещал стать для Красных новым Далглишем – так или иначе, но такую надежду выказывал Сунесс, давший новичку седьмой номер. Два потрясающих гола в ворота Шеффилд Уэнсдей в дебютном поединке, проходившем на Анфилде, - отличная заявка,  чтобы уже ко второй игре Клаф подходил в качестве любимца трибун. Так и случилось: как бы ни складывалась дальнейшая карьера Найджела на Анфилде, мерсисайдские фаны надолго и всерьез заучили придуманные кем-то о строчки: "He's red, he's white, he's fucking dynamite - Nigel Clough, Nigel Clough".

 

К огромному сожалению обеих сторон, впечатлительные выступления Клафа на этом почти сразу же завершились. Он забил в следующем выездном поединке с Куинз Парк Рейнджерс, но последовавшая за этим длительная засуха вынудила Сунесса прибегнуть к помощи совсем еще молодого Робби Фаулера – Клафу явно не хватало скорости для того, чтобы бегать на острие атаки Ливерпуля, а его смещение в центр полузащиты и игра под Фаулером не принесла ни малейших дивидендов. За три года, проведенных на Анфилде, Найджел не провел и сорока полноценных поединков – позже его серьезно начнут мучить травмы, но общий надлом в его игре произошел и по другим причинам. Несмотря на безграничную поддержку болельщиков, Клаф оказался не в нужном месте и в ненужное время. Поклонники Ливерпуля давно имели зуб на его отца, умевшего делать неоднозначные и провокационные заявления, но сын менеджера Ноттингем Форест воспринимался ими как другой человек. Слова Найджела всегда были аккуратными, а его старания при появлении на поле, по крайней мере, говорили об огромном желании форварда выступать именно за этот клуб, где он ощутил небывалую до того времени поддержку трибун. А если говорить проще, то болельщики Ливерпуля просто не хотели расставаться с иллюзиями о том, какого форварда и с какой важной фамилией они подписали.

 

Время от времени – пусть это происходило и редко – Клаф действительно напоминал футболиста, что выступал в составе Ноттингем Форест и заставил Сунесса выложить немалые по тем временам деньги. Его безусловный бенефис в футболке Ливерпуля произошел в одном из домашних поединков с Манчестер Юнайтед, завершившемся со счетом 3:3. Редкий случай, когда тяжеловатый Найджел как будто бы отрастил крылья и принялся пилотировать от одного края поля к другому – фактически, он в одиночку спас игру для своей команды, проигрывавшей со счетом 0:3. Клаф отметился дублем, забив два роскошных мяча, и то выступление в очередной раз заставило недоумевать – футболист с футбольным интеллектом и способностями Найджела мог быть одним из наиболее интересных исполнителей середины девяностых, но так и остался просто «сыном Брайана Клафа».

 

Ему действительно мешали травмы, потому переход в Манчестер Сити и аренда в родной Ноттингем не помогли Найджелу вернуть прежнюю форму. Полученное в 32 года предложение стать играющим менеджером полупрофессионального клуба Бертон Альбион Клаф принял с энтузиазмом. Он получил то самое немногословное благословение отца, в глубине души желавшего видеть своего «девятого номера» футбольным тренером – сам он также был вынужден довольно рано завершить профессиональную карьеру и стать менеджером Хартлепулс, но его сын копнул еще глубже и принял команду, даже не имевшую места в Футбольной Лиге.

 

Сейчас роман Клафа-младшего и скромного клуба – достояние истории. На посту играющего менеджера Пивоваров Найджел провел десять лет, сумев вывести клуб в Конференцию и оставить его в нескольких шагах от выполнения заветной цели по выходу в Футбольную Лигу, с которой он справился спустя несколько месяцев после ухода Клафа. Журналисты всегда искали отличия между гениальным отцом и его просто способным сыном. Более мягкий характер и даже внешность Найджела убеждали в том, что он пошел в мать, а его продолжительное нежелание покидать скромный Бертон для покорения действительно больших целей наталкивали на мысль о том, что молодому тренеру очень не хватает рядом отца, который мог бы как следует «надавать» тому по ушам за отсутствие амбиций.

 

Но правда заключалась в том, что Найджел перенял у отца главное – само желание быть менеджером. В те годы, когда форвард вешал свои бутсы на гвоздь, футболист Премьер-лиги еще  мог получить работу менеджера в более-менее приличном клубе, но Найджел принципиально не желал работать простым тренером, одним из членов штаба, несмотря на то, что подобные предложения ему поступали. Жизнь в близлежащем к родному Дерби Бертоне, возможность работать в комфортной и дружеской обстановке, а также отвозить и забирать детей со школы, склоняли Клафа к продолжительной работе на столь невысоком уровне.

 

«Я научился у отца особым принципам дисциплины. Не диктаторским вещам, которые люди могли бы себе представить, нет. Я говорю об особой работе с игроками – индивидуальному подходу к человеку, потому что люди отличаются. Многие удивлялись, что у нас не было общекомандной разминки. Каждый сам выбирал, как ему лучше подготовиться к тренировке», - вспоминал Найджел Клаф. Его отец, часто посещавший матчи Бертона, после каждой встречи «промывал мозги» молодому тренеру, не стыдившемуся побегать вместе с подопечными в полузащите. Почему этот остался в запасе? Почему ты не заменил того? Что этот вообще делает в твоей команде? Подобные вопросы Найджел пытался оставлять без ответа – перечить авторитету Брайана Клафа он бы не стал, но и объяснять обладателю Кубка чемпионов и многократному чемпиону Англии, что в его команде выступают почтальоны и простые рабочие, также не было смысла.

 

Насколько Клаф был предан скромному клубу, настолько же и руководство Бертона держалось за тренера в первые годы, когда выступления команды могли не предвещать столь стремительного взлета. Найджел долго убеждал в том, что комфорт для него важнее амбиций, но по стечению обстоятельств не выдержал тогда, когда наконец принял решение завершить с карьерой игрока – до осени 2008 года он по-прежнему позволял себе эпизодические появления на поле, но, распрощавшись со страстью, он распрощался с клубом, давшим ему путевку в тренерскую жизнь. В январе 2009 года Найджел Клаф принял предложение Дерби Каунти – Бараны интересовались фигурой молодого менеджера так же, как и другой клуб его отца – Ноттингем Форест, но, следуя стопам предшественника, Клаф-младший начал с Дерби.

 

За три годы, проведенных на Прайд Парк, Найджел Клаф переживал разные времена, не позволяющие дать четкую оценку его работы. Тративший прежде солидные суммы на подписание новых игроков Дерби поставил перед новым менеджером, заводившем болельщиков своей фамилией, задачу сократить зарплатную ведомость, с чем Клаф справился блестяще. В течение двух лет общая сумма средств, уходящих на оплату труда, сократилась с пятнадцати до десяти миллионов, а сам Клаф при этом не позволил Баранам опуститься до борьбы за выживание в Чемпионшипе, что очень часто происходит с куда более состоятельными коллективами. Дерби Каунти живет по средствам – менеджеру приходится отбирать футболистов из разряда «подешевле», многие из которых часто попадают в лазарет, но даже подобная ситуация позволяет рассматривать Баранов как претендентов на повышение в классе – пусть не в этом, так в следующем сезоне.

 

На Прайд Парк не строят громадных иллюзий по поводу Клафа, следуя буквам в его фамилии. Времена давно изменилась, а рассчитывать на рождение гения, подобного его отцу, в дебрях трясины сейчас просто наивно. Тем не менее, руководство Баранов доверяет тренеру – он прошел через разные отношения с болельщиками и футболистами, но сохранил верность клубу и в прошлом году подписал с ним новый долгосрочный контракт, несмотря на слухи о том, что Найджелу прочат роль сменщика уволенного из Ноттингем Форест Стива Маккларена. Сохраняет он и вполне приличные результаты с определенным намеком на будущее – Найджел Клаф убеждает, что принципы тренерской работы на разном уровне не меняются, но теперь очевидно, что он сам, делая медленное, но поступательное движение, не прочь в ближайшие годы попробовать себя на самом высоком уровне английского футбола.

 

Брайан Клаф незадолго до своей смерти не скрывал удовлетворения от того, что Найджел решил пойти по его стопам. «Я отправился на матч Бертона, в котором они выиграли свой чемпионат и получили путевку в Конференцию. Вы знаете, что в моих руках побывало много всяких наград, но ни одна из них не принесла мне той радости как та, что была выиграна Бертоном в тот день. Я знал, что он очень гордился этим, но еще больше этим гордился я. Никогда прежде я не испытывал таких чувств как в тот момент, когда Найджи повел за собой команду на круг почета. Я подумал, что сейчас он, возможно, попал в тренерский мир. Я подумал, что, возможно, у него есть шанс».

 

У Найджела Клафа есть шанс. И это не шанс пойти по стопам отца, но возможность утвердиться в тренерском деле. Он никогда не избавится от сравнений характеров со своим отцом, но он точно не потерял возможности последовать его примеру и сделать так, чтобы тренерская карьера Клафа, в отличие от его игровых выступлений, не оставляли по себе недомолвок и разбитых иллюзий. Вероятно, именно об этом подумал Клаф-старший, когда увидел своего «девятого номера» на том кругу почета.

 

Иван Громиков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях