Бруно


Все статьи сайта




Большому чернокожему парню явно неудобно отвечать на вопросы о своих способностях. "Мы работаем над всем понемногу, я стараюсь совершенствовать свою игру", — повторяет Эмил Хески. Добавляет, что хотел бы быть таким же выдающимся нападающим, как его партнер Майкл Оуэн.
Эмиль Хески, фото guim.co.uk ЭМИЛЬ ХЕСКИ, ФОТО GUIM.CO.UK28 ИЮНЯ 2013, 08:13
«Будь им, Эмил!» — буквально такие слова едва не срываются с уст журналиста, бравшего интервью у форварда Ливерпуля в далеком 2002 году.
 
Как ни один другой футболист своего поколения, Хески страдал от насмешек болельщиков. Несправедливых, жестоких, чрезмерных – все его футбольные достоинства, особенно проявленные на раннем этапе карьеры, перечеркивались скромной бомбардирской статистикой. «В последний раз забив гол, Эмил Хески подготовил футболку с надписью, которую он продемонстрирует в следующий раз, отметившись в воротах соперника. Знаете, что на ней написано? Свободу Нельсону Манделе!».
 
Больше этого Бруно, как прозвали его болельщики Лестера, страдал только от хронической неуверенности в себе.
 
Сейчас, доигрывая в далекой Австралии, Хески относится к своей роли философски. «В конце концов, тебе нужно иметь крепкий характер, чтобы не обращать на это внимание». Трудолюбие Эмила старались поощрять частыми появлениями в составе Ливерпуля и сборной, но тренеры боялись раззадорить его самолюбие, потеряв те важные качества, которые Хески отдавал коллективу. Сэмми Ли, работавший одним из тренеров при Жераре Улье, старался держать Хески в курсе того, что о его выступлении пишут пресса и болельщики, но он же спешил добавить: «До тех пор, пока тобой доволен босс, можешь не переживать». Мало-помалу Хески утвердился в роли любимчика тренеров и партнеров, но козла отпущения для целой армии английских болельщиков. 
 

 
Времена, когда стадион Филберт Стрит подгонял Хески вперед дружным зарядом «Бруно! Бруно! Бруно!», остались в далеком прошлом, но для поклонников Лис воспитанник клуба остается живой легендой. Быстрый и широкоплечий буйвол, набирающих скорость, заставлял защитников теряться в испуге: дойдя до первой команды, Хески уже не забивал столь много, сколько он делал это на школьном уровне, но его мощь и умение преодолевать большие дистанции стали настоящим кладом для Тони Котти, партнера Эмила по атаке. 
 
Жерар Улье хорошо помнит то время, когда он впервые увидел Хески в деле. Юниорский турнир во Франции: будущий менеджер Ливерпуля руководил сборной 18-летних, представлявших его страну, а в составе родоначальников уже наигрывалась пара нападающих Оуэн-Хески. Взаимодействие этих двух разноплановых парней настолько впечатлило Улье, что он отсмотрел все матчи Англии на соревновании, а спустя четыре года несколько месяцев потратил, пытаясь воссоединить эту парочку на Анфилд Роуд. В марте 2000-го Ливерпуль провернул свой самый крупный в истории трансфер: на банковский счет Лестера упали 11 млн фунтов, а желавшие усилить свою атаку Эмилом Арсенал и Лидс остались с носом. Свои выступления за Лестер Мартина О`Нила он завершил завоеванием Кубка Лиги.
 
Средние показатели результативности Хески уже тогда заставляли скептиков сомневаться. Они удивлялись, что на громоздкого форварда обратил свое внимание и новый менеджер сборной страны Свен-Йоран Эрикссон. Улье с ходу пообещал, что новичок будет и забивать, и создавать – француз видел в Хески недюжинный потенциал, а главное – заметное отличие от партнеров по атаке, с которыми тому предстояло выступать в ближайшие годы. Хески – это мощь, скорость и способность придержать мяч. Хески – это полное отсутствие эгоизма на поле, игнорирование собственных достижений в угоду командному результату. На тот момент казалось, что Хески – это также человек, способный решить эпизоду в одиночку.
 

 
Следующий сезон стал наиболее успешным в карьере Эмила и одним из самых выдающихся в новейшей истории Ливерпуля. Завоевав три кубковых трофея, Красные пополнили свою копилку еще двумя Суперкубками летом, а уже в декабре Майкл Оуэн получил Золотой мяч. Его партнеру по атаке индивидуальные награды могли только сниться, но, пожалуй, 2001-й остался единственным годом, когда никто не решался назвать Эмила «переоцененным футболистом». 22 мяча и немалое число ассистов стали достойным вкладом в успехи того Ливерпуля, а национальная сборная, казалось, получила на блюдечке одну из лучших пар нападающих.
 
Улье и Эрикссон чрезмерно пользовались достоинствами этой рабочей лошадки: многочисленные попытки задействовать его на позиции левого полузащитника имели разный эффект, но в конечном счете они (как и роль второй скрипки по отношении к Оуэну) убили в нем остатки бомбардирского таланта. Хески, вне всяких сомнений, брал другим – более того, временами он забивал голы в больших матчах, вроде легендарного разгрома немцев в отборе на чемпионат мира или победы над сборной Дании в первом раунде плей-офф азиатского мундиаля. Публике этого было мало, но что еще печальнее – в этот же период на спад пошли дела Ливерпуля. После операции на сердце Жерар Улье долго восстанавливался, а его команда напоминала бледную тень себя образца 2001-го года – к 2004-му пришло полное разочарование во французском проекте, и больше всего – в Хески. Улье уже был неспособен находить для Эмила нужные слова.
 

 
Его полнейший декаданс начался именно тогда. Очевидные способности по-прежнему оставались при Хески, но он также нуждался в особенной мотивации и особенном подходе для того, чтобы показывать свою прежнюю игру. Как болельщик Ливерпуля с детства, Хески был разбит упущенной возможностью выигрывать большие трофеи. За восемь лет выступлений в составе Бирмингема, Уигана и Астон Виллы он забил смешные 38 мячей, которые уже нельзя было перекрыть мастерской игрой в подыгрыше и выдающимися выступлениями, вроде игры против Шеффилд Юнайтед в критический для Уигана момент сезона. 
 
Неудивительно, что ренессанс Хески случался при вызовах в сборную Англии. Майкл Оуэн лично попросил Стива Маккларена вернуть в состав Трех львов Эмила – с ним бывший игрок Ливерпуля ощущал себя максимально комфортно на острие, не говоря уже о том, что наибольшее количество мячей в карьере легендарный нападающий провел, играя бок о бок с Бруно. Фабио Капелло удивил многих, обратившись к услугам Хески (отказавшись, по иронии судьбы, от Оуэна) по ходу отборочной кампании к африканскому чемпионату мира, но это решение оправдалось с лихвой: Эмил провел несколько отменных поединков, а Уэйн Руни демонстрировал на острие результативность, которую лучший английский футболист последнего десятилетия не мог показать в составе сборной ни до, ни после. Нет ничего удивительного в том, что после провала в финальной части турнира козлом отпущения оказался Хески – на этот раз воспитанник Лестера не сдержался и официально объявил о завершении карьеры в сборной.
 

 
Диванные критики нередко владеют острым языком, но еще чаще – короткой памятью. Результаты работы Эрикссона и Капелло в Англии нельзя назвать успешными, но каждый из них определенно неплохо разбирается в футбольном предмете, чтобы иметь основания для высокой оценки Хески: 62 матча в футболке национальной сборной не могут быть случайными. Вслед себе трудолюбивый коллективист Хески получил тонну чрезмерных насмешек – не всегда злостных, но почти всегда несправедливых. В Австралии Бруно герой: по крайней мере там, вдали от родины, его самолюбие потешат добрыми словами не только тренеры и партнеры, но также болельщики. Если его самолюбие в этом, конечно, нуждается.
 
Иван Громиков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях