Бомбардир из Дворца


Все статьи сайта




Football.ua представляет новый материал в рамках специпроекта Бей-беги.
Иан Райт ИАН РАЙТ25 ЯНВАРЯ 2010, 10:25
"Я был обычным мальчиком из Южного Лондона, который очень любил футбол. Я пытался устроиться в одной из команд Футбольной Лиги с  12-ти лет, но по какой-то причине мне всегда отказывали. Я проходил просмотр за просмотром, но никто не хотел предложить мне контракт. В 19 лет меня отверг Брайтон, и только Кристал Пэлас рискнул пригласить меня. Я не понимаю, почему так было – я был достаточно быстрым и ловким, забивал много мячей, бил с обеих ног. Может быть дело в том, что я был маленьким и щуплым? Кто знает… "

Иан Райт попал в профессиональный футбол достаточно поздно. Он предпринял не одну попытку  прорваться в большую игру, но снова возвращался на исходные позиции – любительская лига и работа штукатура. Пока наконец его не заметил Пит Прэнтис, скаут Кристал Пэлас. Всего за три месяца до своего 22-го дня рождения Райт подписал профессиональный контракт с командой, которую возглавлял Стив Коппелл. Случилось это в 1985 году. 

Уже в первом сезоне Райт забил 9 мячей, а когда в команду пришел еще и Марк Брайт, в Кристал Пэлас образовался один из лучших атакующих дуэтов за всю историю клуба. Пара "Райт-Брайт" очень напоминала знаменитую связку "МЮ" "9-19" (Коул - Йорк).  Все то же взаимопонимание на уровне рефлексов и некоторая схожесть манеры игры – Иан и Марк были быстрыми, юркими форвардами, уследить за которыми (особенно если они выходили на поле вдвоем) было чрезвычайно тяжело. 

Команда у Стива Коппелла подобралась неплохая, и в 1989 году она благодаря в том числе и голам двух темнокожих форвардов пробилась в элиту через плей-офф, а год спустя играла в финале Кубка Англии. Этот поединок стал пиком развития карьеры Райта в Кристалл Пэлас. В финале против МЮ Коппелл решил не рисковать и оставил Райта на скамейке (тот только недавно восстановился после перелома). Орлы вышли вперед, но уже вскоре Робсон и Хьюз вывели Дьяволов вперед. Тогда-то Коппелл и выпустил Райта, который сравнял счет, а в дополнительное время вывел Пэлас вперед, забив красивый гол. Тогда Дворец все же немного не дотерпел до последних минут. Хьюз, воспользовавшись провалом защиты, сравнял счет, а в переигровке манкунианцы взяли свое. Но для Райта эти матчи стали настоящим бенефисом. 

В составе Орлов Райт забил 117 голов, что сделало его лучшим бомбардиром команды послевоенных лет и третьим в общем списке снайперов. Недавно его признали лучшим игроком столетия в  Кристал Пэлас. В сентябре 1991 года Арсенал Джорджа Грэма заплатил за него 2,5 миллиона фунтов, что на то время было клубным рекордом. 

Райт дебютировал за Канониров феерически. Уже в первом матче (Кубок Лиги) против Лестера он забил гол, а в дебютном матче чемпионата соорудил хет-трик в ворота Саутгемптона.  Он в своем первом сезоне за Арсенал (1991/92) стал лучшим бомбардиром чемпионата (29 мячей, пять из них еще в составе Кристал Пэлас). В последнем матче сезона Райт снова почтил хет-триком "любимый" Саутгемптон и вошел в историю как автор последнего гола старого первого дивизиона. Также он стал автором редкого достижения, когда стал лучшим бомбардиром чемпионата, забивая за два клуба (такое же достижение покорилось Тедди Шерингэму в следующем сезоне). 

Долгие годы Иан Райт был главной ударной силой Канониров, в некоторых сезонах забивая едва ли не половину голов команды. Это был тот самый "Boring, Boring Arsenal" Джорджа Грэма, который мало забивал, но почти не пропускал. Парнем он был с далеко не простым характером, но Грэму удавалось с ним ладить и идти на уступки в некоторых вопросах, ибо Райт значил для его команды очень много…

Ниже приведены слова  Тони Адамса, которого к слову роднит с Райтом не только клубная принадлежность, но и срок в тюрьме Челмсфорд. Адамс, как мы помним, попал туда за вождение в нетрезвом виде, а Райт в молодые годы, еще до того, как стал игроком Кристал Пэлас, провел там 14 дней из-за управление автомобилем без прав и страховки. 

"Нападающим, который был лучшим на Хайбери в мое время, безусловно, являлся Иан Райт, побивший рекорд Клифа Бэстина по числу голов за клуб. Он был лучшим забивалой из тех, кого я видел. Возможно, ему не хватало понимания игры Бергкампа, мощи и напора Ширера, но самоотдача и любовь к игре, молниеносная реакция и высокие скоростные данные делали его феноменальным нападающим.  Я никогда не забуду, как он забил мне, играя за Кристал Пэлас. Позже он шутил, что был бы милосерднее ко мне, если бы знал, что мы со временем будем играть в одной команде.

Была только одна проблема. Иан не всегда находился на острие атаки, отыскать его передачей было нелегким делом – он любил получать мяч на ход. Например, имея в составе Найла Куинна, мы всегда знали, что можно просто выбить мяч в сторону штрафной соперника и он найдет его сам. С Ианом нужно было отдать передачу более взвешенно и филигранно, но и отдача была более весомой. Кто-то считал его лентяем, но в том, что мы выигрывали 1:0 была и его заслуга, ибо чаще всего этот единственный го забивал именно Райт.

Райт так и не стал по-настоящему важным игроком для сборной и для этого были объективные причины. Гари Линкер и Алан Ширер были больше похожи на классических центрфорвардов,  всегда ценившихся в сборной Англии. В международном футболе с его плотной опекой нужно  быть более разноплановым игроком, но я все равно считаю, что роль Иана в сборной так и осталась недооцененной. 

Ну и конечно, его характер… На телевидении вы могли видеть его смешливым простым парнем, но он был далеко не так прост. Он любил себя, обладал харизмой и не любил уступать никому -  ни сопернику, ни тренеру. Очень гордый парень. Сидеть на скамейке – это было не для него.  Он вообще не знал такого слова  "нет". Он никогда не отказывал никому в автографе, но в то же время страшно не любил, когда что-то шло не так, как ему хотелось. 

С ним было очень тяжело совладать, и справиться с Райтом мог только Джордж Грэм – он закрывал глаза на многие его фортели, ибо знал, что Райт выйдет на поле и забьет гол и Арсенал выиграет 1:0.  У Брюса Риока не хватило терпения и дальновидности, чтобы найти общий язык с Райтом, а вот Арсен Венгер оказался мудрее. Да, Иан имел проблемы с дисциплиной, но абсолютно верно высказывание, красующееся у него на запястье: "Кто без греха, первым бросьте в меня камень"!" 

Райт так и не принял участие ни в одном крупном турнире на уровне сборных. В 1990 году его не взяли из-за недостаточно хорошей формы (хотя Райт был уверен, что полностью здоров, что и подтвердил дубль в финале Кубка Англии против МЮ), на Евро-92 он не поехал из-за Грэма Тейлора, в США не поехала вся команда. В 96-м Венейблс тоже решил не брать Райта, а вот перед ЧМ-98 уже сам Иан получил травму за неделю до старта турнира.

Тот же Адамс называл Райта антиподом Майка Оуэна, который намного лучше играл за сборную (что стало причиной несколько прохладного отношения к нему болельщиков Ливерпуля), а Райт был исключительно клубным игроком. 

Райт был лучшим бомбардиром Арсенала шесть сезонов кряду, вплоть до последнего, по иронии судьбы, единственного чемпионского для Райта – сезона 1997/98, когда он тоже отметился целым рядом важных голов, но был уже в тени Денниса Бергкампа. 

13 сентября 1997 года Райт побил рекорд Клиффа Бэстина, забив 179-й гол за клуб, но едва не опозорился в том матче против Болтона. Подвела Райта математика – он начал праздновать взятие рекорда, когда забил первый гол в матче майкой с памятной надписью заготовленной заранее, но тот мяч всего лишь помог ему сравняться со знаменитым бомбардиром! Пришлось забивать еще, и Скакуны получили еще два гола от Иана Райта!

После Арсенала Райт играл за Вест Хэм, Ноттингем Форест (аренда), Селтик и Бёрнли. Везде довольно прилично забивал, но надолго не задерживался. По завершении карьеры работал на телевидении, причем не только в спортивных передачах – он ездил по пустыням Африки и снимал сюжеты о туземцах. Однако ушел со скандалом, когда после матча Россия – Англия посчитал, что его используют в качестве комедианта и шута в  популярной передаче  Match of the Day, пообещав больше никогда не обсуждать матчи сборной Англии. 

Его сыновья, приемный Шон и родной Брэдли, играют в футбол, а Брэтт пробовался в резервном составе Рэдинга. Его кузен Джермейн Райт был довольно известным игроком Ипсвича и Саутгемптона. 

Иан Райт очень яркая и колоритная личность, в чем можно убедиться из выдержек из его интервью и передач на ТВ и радио.

"В том, что я все же стал профи  во многом заслуга брата – Морриса. Он всегда подстегивал меня называя неудачником и неумехой до тех пор, пока я наконец не доказал ему, что кое-что умею в футболе". 

"Расизм был другим, когда я был моложе. Например, если моя мама кричала на меня,  я мог ответить: "Заткнись, черная корова". И мы никогда не рассматривали это как оскорбление". 

"У меня были очень теплые отношения с болельщиками Челси. Мы друг друга прекрасно понимали. Они мне показывали "факи", я возвращал их им обратно, а после матча они провожали меня аплодисментами. Но были и такие места как Саутгемптон, Ковентри и Бирмингем. Там было по другому – если я отвечал, они тут же жаловались ФА". 

"Больше всего я любил забивать Саутгемптону, потому что ненавидел его фанов. Плюс Ковентри и Вилле. А вот фаны Тоттенхэма мне нравились. Они наградили меня и мою семью кучей проклятий на стадионе, но когда я встречал их на улице, то никогда не слышал от них плохого слова. Фаны Тоттенхэма даже считали, что есть только два игрока Арсенала, которые могли бы играть за их команду, – это я и Тони Адамс". 

"Я был очень разочарован, когда ушел Джордж Грэм. Брюс Риок захотел поднять свой авторитет в раздевалке за счет меня. Он постоянно меня доставал и в конце концов я подумал, что пора уходить из клуба. Я люблю эту игру и хочу наслаждаться ею, а не злиться и испытывать неприязнь к тренеру. В футболе нет места ненависти, а я ненавидел Риока. Он был не создан для такого большого клуба как Арсенал". 

"Я встретил свою жену на остановке. Она ждала автобус, и я пообещал подвезти ее, когда мне снова отдадут права. Забавно, что я мог встретить кого-то другого в другое время в другом месте. Мы развелись, но я очень уважаю ее и желаю ей всего хорошего. Она отличная мать для моих детей".
 
"Моя семья – потомственные лейбористы. Я голосовал за Маргарет Тэтчер, потому что она мне напоминала маму – такая же сильная женщина".

"Если бы я мог, то ввел бы строгий запрет на иммиграцию в Англию уже сейчас. Я бы вернул военную службу, но больше всего мне хотелось бы убрать оружие с улиц. Дети не сами его производят, это мы взрослые продаем  им "пушки".

"Когда  я решил покататься без прав и страховки и меня догнали полицейские, пришлось провести некоторое время в Челмсфорде за решеткой. Тогда я понял, что это не для меня". 

"Футбол почти прошел мимо меня. Когда Кристал Пэлас предложил мне контракт, я работал в Гринвиче на нефтеперерабатывающем заводе. Там сильно воняло аммиаком, но мне нравилась эта работа. Тогда я понял, что другого такого шанса не будет". 

"Арсен Венгер тратит свое время на футбол, хотя это не его призвание – он должен руководить страной. Его ум, его темперамент, все… Я преклонялся перед ним". 

"Мне было 19, когда я принял Шона как моего сына. Ему было три года. Я никогда не думал об этом дважды. Он был милым ребенком, слушался меня и я уверен, что он вырос хорошим парнем". 

"Я буду смотреть футбол любого уровня. Неважно – пускай это даже будет матч десятка дедуганов в саду. Это завораживающая игра и я  ее люблю". 

Вот, пожалуй, те слова, которыми можно закончить рассказ об этом великом бомбардире. Думаю, именно в них кроется секрет его успеха.

Сергей Бабарика, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях