Бей-беги. Сезон 1879/80


Все статьи сайта




Новый регламент Кубка Англии, успех Клэпэм Роверс, случай на Трент Бридж и четвертый трофей Куинз Парка.
Бей-беги. Сезон 1879/80 31 ОКТЯБРЯ 2014, 11:35
Кубок

На протяжении 1870-х годов розыгрыш Кубка Англии постепенно пополнялся клубами из центральной и северной частей страны. Стабильно росло и общее количество участников, но популярность турнира могла быть еще выше, если бы в его правилах не имелось пункта №11, который с легкостью отпугивал многие хорошие команды, обитавшие вдали от столицы. Это положение вступило в силу с сезона 1874/75 и строго предписывало после второго раунда проводить все матчи на лондонском стадионе Кеннингтон Овал.

Несмотря на то, что для неюжных клубов жеребьевка первых двух стадий Кубка всегда осуществлялась по географическому принципу (то есть кто ближе друг к другу, те между собой и играют), дальнейшие сомнительные перспективы недешевой поездки в столицу прельщали очень немногих. В таких условиях пределом для северян оставался полуфинал, достигавшийся Шропшир Уондерерс в 1875-м и Ноттингем Форест в 1879-м.

На необходимость перемен своим кубковым походом очень вовремя указал ланкаширский Дарвен, стесненный в средствах рабочий клуб, в сезоне 1878/79 четырежды приезжавший в Лондон и все равно вылетевший в четвертом раунде.

Летом 1879 года Футбольная Ассоциация придумала решение для этой проблемы – поделить всех желающих на несколько региональных групп/дивизионов, как это показано на вырезке из Sheffield Daily Telegraph. Внутри них клубы и должны были выявлять сильнейших, а управившись с этой задачей к пятому раунду (в будущие сезоны – к шестому), приступали к решающим играм. Тянуть с применением новшества не стали, сразу внедрив его в очередной розыгрыш. Отдача в плане притока северных клубов последовала незамедлительно – 16 вместо прошлогодних восьми.

Из тех пяти команд, прошедших этот своеобразный отбор, стартовавший 25 октября, меньше всех хлопот испытал последний обладатель Кубка Олд Итонианс. Сначала чемпионов от выхода на поле обезопасил снявшийся с соревнований Барнс, а потом и дефицит участников в первой группе столичного дивизиона. Таким образом, свой первый матч в турнире Итонианс провели 24 января 1880 года против Уондерерс. На сей раз разгрома, как 14 месяцев назад, не наблюдалось, впрочем, и равной игры тоже. Олд Итонианс уверенно выиграл со счетом 3:1, а для Уондерерс это оказался последний во всех смыслах матч в Кубке Англии.

Здесь же, на Овале, спустя две недели Итонцы, как говорится, на классе разобрались с Вест Эндом (5:1 – хет-трик Гудхарта и дубль Киннэйрда), и через девять дней узнали, что в виде матча пятого раунда против Клэпэм Роверс их ждет повторение финала годичной давности.

В отличие от действующих обладателей Кубка состав Клэпэма изменился больше, чем наполовину. На месте оставался только костяк команды: Редж Биркетт, Роберт Огилви, Эдгар Филд, Норман Бэйли и Артур Стэнли. Первые трое вполне сошли бы за ветеранов клуба, поскольку защищали вишнево-серые цвета Клэпэма с первых сезонов его существования.

Реджинальд Биркетт был одним из основателей Роверс на собрании в отеле Александра 10 августа 1869 года. Тут он провел всю свою карьеру и являлся прекрасным образчиком одной примечательной особенности Клэпэма – в клубе имелась футбольная и регбийная команды. Обе считались довольно-таки успешными, как и сам Биркетт, вошедший в историю в качестве одного из трех людей, выступавших за сборную Англии в обоих из перечисленных видов спорта.

В игре с круглым мячом Редж, будучи голкипером, никогда не ограничивался воротами, где он «умело играл руками, но часто убегал вперед», попробовав себя на всех позициях, и даже забивал в Кубке Англии. 

Универсальность вообще была присуща той эпохе, чем могли похвастать одни из первых сборников в истории клуба и его лучшие защитники – 27-летний член комитета ФА и капитан команды Роберт Огилви и его 25-летний товарищ Эдгар Филд. Регулярно играть в паре они начали только с прошлого сезона (хотя не единожды приходилось и раньше), тем не менее, дойдя с командой до финала Кубка. При этом назвать их сверхнадежными было сложно. Обычно неплохой игре Роберта недоставало уверенности, а могучего Эдгара иногда подводили медлительность и рассеянность при выносах мяча от ворот.

Другое дело – клэпэмский центр поля. Бывший ученик школы Вестминстер, 22-летний Норман Бэйли, объявился в команде еще в 1876 году. Сейчас он был игроком сборной, в будущем став ее первым, если так можно выразиться, постоянным капитаном и определялся в Ежегоднике Чарльза Олкока как «очень надежный, достаточно решительный и рассудительный хавбек». До этого в паре с ним выступал юный Джеймс Принсеп, возможно, главный вундеркинд тех лет, но теперь он примкнул к Олд Картузианс. 

В этом сезоне новым соратником Бэйли стал Винсент Уэстон. «Полезнейший и отважный полузащитник, умеющий пробить из любого положения» ранее представлял Барнс, за который дебютировал осенью 1871-го. Любопытно отметить, что с 11 ноября того же года он остается самым молодым игроком в истории Кубка Англии (15 лет и 362 дня от роду) – вероятно, это старейший футбольный рекорд. Их весьма добротная связка с Бэйли в общей сложности просуществовала три года.

Атакующая шестерка Клэпэма была самой нестабильной его составляющей. Из нападающих-финалистов Кубка-1879 к освещаемому сезону сохранился только 26-летний правый форвард Артур Стэнли, что ему великолепно удавалось с 1873 года. Его новоиспеченные коллеги, конечно же, обладали разной величины опытом выступлений в самом важном турнире Англии, но приобретался он в неизбалованных регалиями клубах.

Мощный, быстрый, с отличным ударом, никому не дававший слабины 24-летний центрфорвард Фрэнсис Спаркс был не чужим в Клэпэме (временами играл за них последние три сезона), но в Кубке страны шесть лет безуспешно бился за честь Брондсбери и Хартфордшир Рейнджерс. Более молодой Феликс Барри из Олд Форестерс вкус подобных состязаний пробовать только начинал, расположившись рядом со Спарксом. Для игры на левом фланге привлекли низкорослого, но чрезвычайно резкого и проворного Эдварда Рама, зарекомендовавшего себя в Саут Норвуде и Хокс. Кит Уорсоп в своей книге о первых финалах Кубка Англии называл его прототипом современных вингеров. Вместе с Рамом на левом краю атаки сотрудничал Клоптон Ллойд-Джонс – 21-летний нападающий Саутхилл Парка, автор дубля в ворота Хендона в четвертом круге, и счастливый обладатель отменного дриблинга и опаснейшего удара.

Первые четыре раунда, проведенные в третьей группе столичного дивизиона, убедили, что беспородность обновленной передовой Клэпэма вовсе не проблема – последовательные победы над Ромфордом (7:0), Саут Норвудом (4:1), Пилгримс (7:0) и Хендоном (2:0).

Клэпэм Роверс, успевший неплохо наследить на заре современного футбола, в любой год относился к разряду ведущих южных клубов. Правда, до самой верхушки они никогда не доставали, постоянно вылетая из Кубка от своих прямых конкурентов, а наивысшим достижением до минувшего сезона так и был полуфинал 1874 года. Ключевая причина, думается, крылась в том, что Роверс попросту не могли себе позволить собирать лучших футболистов-выпускников знаменитых публичных школ и университетов, чем успешно промышляли Уондерерс и Олд Итонианс. За Клэпэм в основном играли бывшие воспитанники частных школ и колледжей из различных небольших клубов, в обычной жизни – клерки, брокеры, бухгалтеры, адвокаты и прочее.

В матче с Итонианс, 21 февраля 1880 года, это все тоже просматривалось, поскольку состав первой команды Англии, что вышла против Роверс, по именам был даже лучше того, что год назад брал Кубок. На первых порах эти имена играли под стать своему статусу, и едва не обзавелись забитым голом. Редж Биркетт не без труда справился с классным выстрелом Альфреда Литтлтона, «что казалось почти невозможно», – утверждала Bell’s Life in London. Ответ Клэпэма получился не очень – удар Стэнли просвистел выше перекладины.

Ближайшее время команды очень событийно провели у ворот Фрэнсиса Мэриндина. Попутный ветер, старания нападающих и неприятные вбрасывания Нормана Бэйли из аута распорядительно продляли нахождение Клэпэма на чужой половине. Голкипер Итонцев, как можно понять, без дела не простаивал, и такая занятость явно была в тягость не только ему. Выбраться из этой западни удалось, только пропустив назревавший гол. Стэнли послал мяч с правого фланга, а Ллойд-Джонс удачно переправил его в ворота – 1:0.

По окончанию перерыва игра выглядела еще живее за счет сильного ливня, обратившего поляну в изумительное по натуральности болото. После «офсайдного» гола Эдварда Рама инициатива отошла к Олд Итонианс. Реальные шансы восстановить равновесие предоставлялись им трижды, особенно в моменте с попаданием Артура Киннэйрда в перекладину. В сложившихся обстоятельствах держатели трофея сделали все от них зависящее, но к всеобщей неожиданности вынуждены были распрощаться со своими полномочиями. По удивительному совпадению Клэпэм, ставший одним из трех полуфиналистов, второй год подряд очутился в финале автоматически – просто уникальное везение при жеребьевке! 

Похожее приключилось и с Ноттингем Форест, который пробрался в полуфинал, не прикасаясь к пятому раунду. Однако Лесники могли и не повторить успех прошлого сезона. 19 февраля на Трент Бридж в матче четвертого круга вместе с Шеффилдом они определяли лучшую команду северного дивизиона. Гости из Южного Йоркшира двумя мячами сделали хорошую разницу к перерыву, но за 20 минут до конца все же упустили преимущество (2:2). Затем капитан Красных Сэм Уиддоусон, в соответствии с новыми правилами, предложил организовать овертайм, на что предводитель Шеффилда Томас Сорби согласие не дал. Как писала Nottingham Evening Post, логично было бы обратиться к рефери Чарльзу Олкоку, но оказалось, что тот уже покинул поле.

Эта история обсуждалась в ноттингемских и шеффилдских газетах до конца месяца, а 24 февраля они все дружно опубликовали объяснительное письмо Олкока. Секретарь ФА пролил свет на события. Он рассказал, что Уиддоусон на самом деле сообщил ему о необходимости дополнительного времени, «но поскольку единственная копия правил Кубка находилась в раздевалке» (откуда их затем видимо принесли), то Олкок вместе с мистером Спенсером (судья Фореста), мистером Мэттьюзом (секретарь Шеффилда) и большей частью йоркширской команды отправились «сверяться с правилами под тент». После он увидел, как Мэттьюз беседовал с Сорби, и как последний решил не продолжать матч, в связи с чем Олкок, которому было очень важно вернуться в Лондон, оставил Трент Бридж. Через несколько дней Ассоциация вынесла свой вердикт: Шеффилд дисквалифицирован за отказ играть дополнительные полчаса, чем нарушил правило №14; победа присуждена Ноттингем Форест.

Красные больше месяца дожидались своего соперника, коим в итоге стал Оксфордский университет. Для очередного созыва сборной этого высочайшего учебного заведения данный сезон в Кубке Англии оказался последним в истории. И словно уже зная об этом, Темно-синие так решительно оставляли память о себе, что об этом просто нельзя не поведать.

Их продвижение по дистанции соревнований чего-то выдающегося, прямо сказать, не предвещало. За исключением крупной победы над Бирмингемом со счетом 6:0, в остальных матчах студенты вынуждены были хорошенько повозиться с настырными оппонентами. Абсолютно не желали сдаваться Марлоу (1:1; 1:0) и Мэйденхед (1:0), а победный гол в переигровке пятого раунда с Ройал Инжиниерс Джон Айр забил лишь на 80-й минуте – 1:1, 1:0.

Одинокий полуфинал Оксфорда и Фореста состоялся 27 марта на Кеннингтон Овале. Год с небольшим назад на этом же поле не самая ожидаемая победа досталась ноттингемцам. Нынче же расклад был несколько иной. Пребывая не в лучшем своем состоянии, Оксфорд вдобавок недавно уступил 1:3 Кембриджу, и на выход в финал мог рассчитывать при самой благоприятной обстановке.

К счастью для них, так и получилось. Темно-синие сносно держались первые 45 минут, после чего принялись стремительно терять силы на всякое противодействие. А Ноттингему при этом катастрофически не везло. Мяч предательски пролетал мимо ворот, уходил на угловой и ни разу не удосужился миновать преграду, 20 с лишним лет назад нареченную Персиваль Парр. Голкипера Оксфорда совершенно справедливо стоит считать главным героем второго тайма, если не всего поединка.

Удача тем днем сопутствовала только одной команде, и поверить в это легко, узнав, как же был забит решающий гол: «Уилсон вынес мяч в центр поля, где Хилл, набрав хорошую скорость, помчался с ним на левый край. Подача на Чайлдса привела к нежданной для Лесников беде, когда Каборн промахнулся по мячу, а Сандс не сумел накрыть удар Оксфордца, благодаря чему университет вырвался вперед под громогласные аплодисменты собравшихся». Проиграл сильнейший – таково было общее мнение, сложившееся после игры.

Конечно, присутствие Темно-синих в финале не очень-то отдавало закономерностью. Безусловно, у них была славная репутация, позволявшая вспомнить триумф 1874 года, и два финала в 1873-м и 1877-м, а также чудесная статистика кубковых встреч против Клэпэма: три победы в трех матчах. Однако, наверное, главный недостаток Оксфордцев был в том, что сегодняшний состав команды не соответствовал составам прошлых лет. 

Клэпэм, тем временем, заслуженно считался фаворитом, а репортер Sheffield Independent назвал их «возможно, самой сбалансированной командой, когда-либо игравшей в Кубке». Финальный матч, который 10 апреля 1880 года созерцали шесть тысяч зрителей (новый рекорд финалов), во всем этом по мере возможностей убеждал. 

Показательнее всего здесь был первый тайм. Северо-восточный бриз, орудовавший на стороне Клэпэма, со знанием дела превращал в ничто мощные выносы защитников Оксфорда, Клода Уилсона и Чарльза Кинга. Бесконечное движение клэпэмских нападающих в свою очередь создавало соперникам массу неприятностей. Ллойд-Джонс и Рам по разу угодили в каркас ворот. Когда не помогал каркас ворот, то в игру вступал Персиваль Парр. А когда не помогал Персиваль Парр – форварды Роверс били мимо.

Оксфорд снова проявил завидную выдержку, во многом проложившую им дорогу в финал, и снова чуть не забил вопреки развитию игры: Чайлдс на скорости прорвался к воротам, обошел Филда и отправил мяч совсем рядом со штангой.

Смена сторон кардинально ничего не изменила. Капитан Темно-синих Реджинальд Хейгейт, Джордж Чайлдс и работоспособный хавбек Фрэнсис Филлипс, как могли, обозначали своей активностью желание победить. Роверс же все атаковали, а Уилсон с Кингом защищались. Нахождение в команде последнего из них, к слову, исчислялось всего несколькими месяцами. 

Чарльз Кинг поступил в Оксфорд лишь в октябре 1879-го, но сразу же был задействован в сборной университета. В действительности это и неудивительно, ведь он еще три года назад, играя в полузащите Аптон Парка, бился с Оксфордцами на Кеннингтон Овале за выход в полуфинал Кубка. В свои 19 Кинг был очень крепок физически, здорово держал оборону и обладал одним из сильнейших ударов своего времени, что было очень важно для защитников 1870-х. Только вот к этому почти идеальному описанию впоследствии добавляли редко присущую ему неуверенность. 

По иронии судьбы, самый трагичный ее пример случился в его единственном финале Кубка Англии. На 84-й минуте неутомимый Фрэнсис Спаркс в одиночку устремился к воротам, Кинг естественно попытался его остановить, но в самый неподходящий момент замешкался, поскользнулся и толком не попал по мячу. В результате нападающие Клэпэма остались втроем перед Парром – своевременный удар Клоптона Ллойд-Джонса оказался точен! Публика по обыкновению разразилась грандиозной овацией, шляпы полетели в воздух и разные другие демонстрации восторга тоже пошли в ход.  

Через минут пять прозвучал сигнал об истечении положенных полутора часов, который означал, что Оксфорд проиграл, а Клэпэм Роверс стал пятым клубом, вошедшим в почетный список победителей Кубка Англии. 

Поклонники особенно тепло приветствовали поставщика важнейших голов Клоптона Ллойд-Джонса и капитана команды Роберта Огилви, исправно служившего клубу последние 11 лет.
Увы, но в будущем повторить эту победу Клэпэму не удалось. Они так же продолжали занимать свое место в высшем свете южного футбола, пока тот еще был конкурентоспособен. С участием в Кубке Роверс покончили в 1886-м, разумеется, не стали связываться с профессионализмом и неплохо поживали среди любителей вплоть до своего исчезновения в годы Первой мировой войны.

Финал

Клэпэм Роверс – Оксфордский университет 1:0
Гол: Клоптон Ллойд-Джонс, 84

Клэпэм Роверс: Реджинальд Биркетт – Роберт Огилви, Эдгар Филд – Винсент Уэстон, Норман Бэйли – Гарольд Броуэм, Артур Стэнли, Феликс Барри, Фрэнсис Спаркс, Клоптон Ллойд-Джонс, Эдвард Рам

Сборная

13 марта 1880 года на Хэмпден Парк шотландцы взяли реванш за прошлогоднее поражение, причем с таким же счетом – 5:4. Матч получился напряженный, англичане большую часть времени отыгрывались, но голов Чарли Бэмбриджа (две штуки), Билли Мосфорта и Фрэнсиса Спаркса все-таки не хватило.

Через два дня в Рексэме сборная Англии сумела разжиться победой, хотя валлийцы в последние десять минут очень постарались, забив дважды. За Трех львов дублем отметился Фрэнсис Спаркс и голкипер хозяев Генри Хибботт – 3:2.

Калейдоскоп

16 августа 1879 года воспитанники Фулхэмской воскресной школы церкви св. Андрея основали футбольный клуб, в наше время известный как Фулхэм.

19 сентября на севере Белфаста появился на свет старейший ирландский футбольный клуб – Клифтонвилл.

Октябрь ознаменовался рождением еще одной команды, нареченной Sunderland & District Teachers Association Football Club. Инициатива принадлежала 22-летнему шотландскому преподавателю Джеймсу Аллану, а сам клуб через два года сменил название на «Сандерленд».

21 февраля 1880 года Куинз Парк в финальном матче Кубка Шотландии обыграл Торнлибанк со счетом 3:0, завоевав свой четвертый трофей (с разницей мячей 53-5!) и прервав трехлетнюю победную серию Вэйл оф Левен.

13 марта определился и новый обладатель Кубка Уэльса. Руабонский Друидс по ходу турнира выбил первых двух чемпионов – Рексэм и Ньютаун Уайт Стар – а в финале перед их очарованием не устоял и Ратин из графства Денбигшир (2:1).

Антон Горовик, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях