Absolutely Sensational


Все статьи сайта




Football.ua в рамках спецпроекта Бей-беги начинает традиционную праздничную серию материалов из истории английского футбола.
фото Getty Images ФОТО GETTY IMAGES25 ДЕКАБРЯ 2012, 10:48
Редкая уверенность и душевное спокойствие были разрушены в доли секунд. Просматривая в раздевалке состав Оксфорда на матч с Ливерпулем, Алан Хансен остановил свой взгляд только на одной фамилии. 
 
Это был худший подарок шотландскому защитнику на Boxing Day. В коробке с именем Билли Уайтхерст наверняка шли синяки, ушибы, а то и чего похуже. «Он был тем нападающим, которого я боялся. И в данном случае я в прямом смысле употребляю слово «боялся!» - вспоминал в автобиографической книге Хансен. Обладатель 17-ти трофеев в футболке Ливерпуля, шотландец на своем пути встречал лучших нападающих мира, но по-настоящему боялся он только одного человека - Билли Уайтхерста из Оксфорда.
 
Билли не просто отличала крепкая фактура: он был огромным футболистом, выходившим на поле с целью физического уничтожения оппонентов. В первом круге на Анфилде Ливерпуль разгромил Оксфорд 6:0, но в преддверии рождественского матча Хансен особо не нервничал, ведь Уайтхерст должен был пропустить встречу из-за травмы. Форвард нашел в себе силы выйти на поле с несколькими швами – месть обещала быть особенно жестокой.
 
К перерыву команда Кенни Далглиша вела в счете 2:0, что еще больше выводило из себя Уайтхерста. Хансен, будучи ведущим центральным защитником Британии, играл максимально осторожно: избавлялся от мяча сразу после того, как тот попадал ему в ноги, либо всеми силами избегал походов в ту зону, откуда вел наступление нападающий соперника. Почти смертельный страх Алан испытал за 15 минут до конца встречи, и он также стал внезапным, заменяющим эйфорию. В одном из столкновений Уайтхерсту разбили голову. Врач, пару минут крутившийся вокруг окровавленной головы футболиста, предложил тому покинуть поле. «Если ты уберешь меня с поля – я тебе, б….ь, шею сломаю!»
 
Алан Хансен четко расслышал каждое слово. Это были самые длинные 15 минут в жизни шотландца.
 
Страх, тем не менее, никогда не покидал человека, считающегося лучшим центральным защитником в истории Ливерпуля. На поле Хансен был оплотом надежности и спокойствия, но в раздевалке перед матчем нельзя было найти более волнующегося человека. «Я по нескольку раз бегал в туалет», - признается бывший игрок, разрушая миф о привычно стальном характере игроков его амплуа. Свою главную победу в футболе Алан Хансен добыл, не поднимая над головой Кубок чемпионов, а успешно борясь на протяжении 18-летней карьеры с внешним давлением и с внутренней неуверенностью в том, что он недостаточно хорош, чтобы выполнять эту работу.
 
«Там, откуда я родом, ты либо играешь в футбол, либо играешь футбол», - вспоминает уроженец маленькой шотландской деревни. С детских лет Алан Хансен не только играл в футбол, но и занимался рядом других видов спорта, отдавая главное предпочтение гольфу. Хансена приглашали даже в сборную шотландских школьников, но в возрасте шестнадцати лет пришло осознание того, что для действительно любимой игры будущий капитан Ливерпуля не годился – по крайней мере на том уровне, на который он метил. Футбол он выбрал с ремаркой «ладно, пусть так», и только из-за того, что единственное место на факультете истории от его школы уже занял ученик с лучшей успеваемостью.
 
«Стать игроком Партик Тисла было непростым решением, потому что там играл мой старший брат. Но еще более непростым решением это стало для моего брата – ведь все знали, что я играю в футбол лучше». Еще до подписания первого контракта с представителем второго шотландского дивизиона Алан Хансен был предметом интереса десятка британских клубов. В том же 1971 году Хансен ездил на просмотр на Анфилд, где его уверенно забраковали – для того, чтобы уже через семь лет менеджер Красных Боб Пейсли выложил за молодого таланта немалые по тем временам сто тысяч фунтов.
 
Пейсли ни секунды не сомневался в пареньке, которому, по мнению наставника Ливерпуля, не доставало только одного - веса. На момент перехода в мерсисайдский клуб в Хансене было 73 килограмма, и Пейсли сразу же отправил новичка на специально подготовленную диету, состоявшую из Гиннесса и особого режима питания, требовавшего от Хансена устраивать себе перекус каждый раз, как он видит перед собой еду. 
 
Дебют шотландца в футболке Ливерпуля состоялся в сентябре 1977 года, в домашнем матче Красных против Дерби Каунти. Журналист Дон Эванс, писавший обзор того матча в одном из национальных изданий, безапелляционно назвал 23-летнего защитника лучшим игроком встречи и спрогнозировал ему скорое попадание в основной состав, несмотря на наличие в команде уже сформировавшейся пары центрбеков Фил Томпсон – Эмлин Хьюз. Так и произошло: в свой первый сезон на Анфилде Хансен был на подмене, но уже вскоре вместе с Томпсоном создал великолепную связку, поражавшую своим взаимопониманием и надежностью. «Это была настоящая телепатия. Никто из нас не умел играть головой, никто из нас не умел отбирать мяч, а моя жена бегала быстрее, чем Фил. Но получалось у нас неплохо». 
 
Временами Хансен может скромничать с присущим ему чувством юмора, но его коллеги и люди, видевшие шотландца в деле, уверенно скажут, что игровые достоинства Алана не ограничиваются силой телепатии с Филом Томпсоном – тем более что спустя годы Хансен демонстрировал не менее выдающийся футбол в паре с ирландцем Марком Лоренсоном. Пейсли рассыпался в комплиментах и называл Хансена «самым способным британским центрбеком, которого он видел». «Наблюдать Алана в деле – огромное наслаждение. Он блестяще работает с мячом, и обладает намного более выдающейся скоростью, чем может показаться со стороны. Думаю, есть единицы футболистов, которые способны обойти его на стометровке. При нем великолепная способность подключаться к атакам из глубины».
 
В течение следующих за переходом 14-ти лет Алан Хансен не раз станет чемпионом Англии, трижды выиграет Кубок чемпионов, а с ним в качестве капитана Красные завоюют дубль, оформив победу и в Кубке, и в чемпионате страны. Возможно, единственным разочарованием карьеры шотландца могут служить скромные 26 поединков в составе национальной сборной, кажущиеся абсурдом, учитывая огромный статус Хансена в английском футболе. «Да, наверное, я был лучшим британским защитником своего поколения, но обвинять никого не стану. Один матч в составе твоей сборной – это уже достижение». Ситуация действительно не требует поиска виновных: в сборной Шотландии рассуждали рационально и доверяли сыгранной в Абердине паре центрбеков Маклиш – Миллер, несмотря на то, что ни один из них не достиг в своей карьере соотносимого с Хансеном уровня.
 
Решение повесить бутсы на гвоздь Хансен принял в 1991 году, в том самом последнем сезоне у руля клуба его друга Кенни Далглиша. Колени со временем перестали выдерживать нагрузки, тем более что у Хансена она всегда была двойной – свидетели до сих пор пересказывают историю о том, как еще по ходу выступлений в Шотландии Алан с утра участвовал в местном турнире по гольфу, а уже в обед выходил на поле в матче против Килмарнока. «Шенкли, а потом и Пейсли, всегда были противниками гольфа, говорили, что он сильно вредит коленям. После тридцати я был вынужден с ними согласиться».
 
По завершению футбольной карьеры Алану Хансену меньше всего хотелось возвращаться в игру и продолжать жить в том же напряжении. В 1990 году, когда Красные вели отчаянную борьбу за титул с Астон Виллой, немало повидавший защитник не спал ночами, думая о том, где и как его команда может упустить преимущество. А уж наблюдение за переживаниями Далглиша заставило Хансена принять твердое решение, чтобы не связывать свою дальнейшую жизнь с тренерской деятельностью. Многие прочили ему роль сменщика Короля, говоря об его футбольном интеллекте и эмоциональной взвешенности, но Хансен пошел другим путем, в котором преуспел никак не меньше, чем его бывшие партнеры в тренерском ремесле. Однажды сев на «аналитический» диван в программе Match of The Day, Хансен не может остановиться вот уже двадцать лет.
 
Его появление на телевидении можно спокойно сравнить с первыми шагами в эфире Гари Невилла. «Глоток свежего воздуха», - писали газетные эксперты в 1992-м, и слова эти не были преувеличением. В течение нескольких месяцев шотландец утвердился в качестве лучшего аналитика Великобритании: он не ограничивался общими фразами, как это делали более опытные коллеги; он не боялся критиковать своих бывших партнеров и друзей; его тактический анализ отличала достоверность, знание и понятная любому человеку речь. «На поле по-прежнему 22 игрока и один мяч. Я знаю системы, я знаю, что такое хороший пас и что такое плохой пас. Серьезно, игра эта довольно проста. Можно достать какой-нибудь тренерский учебник и заставить людей умереть от скуки. Я пытаюсь объяснить все по частям, которые могут быть незаметны обычному парню с улицы – он может не замечать, кто делает хороший забег, кто открывает пространство. Мне же достаточно посмотреть на экран и сказать, в чем этот игрок хорош, а в чем плох».
 
Хансен стал визитной карточкой Би-Би-Си и классиком телеэфира, построив свой образ на отличительных фразах и внешней самоуверенности. В 1995 году он произнес легендарные слова «с детьми невозможно выиграть чемпионат», адресованные Алексу Фергюсону, в конце того сезона завоевавшему титул с молодой командой клубных воспитанников. Болельщики Манчестер Юнайтед и по сей день с энтузиазмом скупают футболки с классической фразой, а Хансен находит единственно верный способ – шутит над самим собой, время от времени занимаясь самоцитированием. «Невозможно всегда быть правым, это очевидно. Нужно признавать свои ошибки и уметь посмеяться над собой. Помню, когда мы подписали Иана Раша, я сказал кому-то из друзей, что этот парень не умеет играть головой, не владеет левой ногой и слабо бьет правой. Через пять лет он побил всевозможные бомбардирские рекорды».
 
В 2011 году Алан Хансен попал в список самых высокооплачиваемых телевизионщиков Британии, опередив всех футбольных аналитиков. Кого-то непоколебимая уверенность шотландца в словах раздражает, кто-то считает его манеру высокомерной, но и спустя двадцать лет он сохраняет те базовые принципы, на которых строится его анализ, первым из которых остается честность. Немногое, впрочем, изменилось и в подходе – работа в Match of the Day отбирает у Хансена не меньше нервов, чем выходы на футбольное поле, и изображение титулованного и самовлюбленного футболиста, появляющееся на экране субботним вечером, резко контрастирует с тем параноиком, который готовится к эфиру парой часов ранее. Но стоит режиссеру произнести «мотор», а Гари Линекеру представить собеседников, как зритель слышит такие знакомые любому болельщику фразы. «Absolutely sensational!» - восторгается Хансен. Кажется, это не только предшествующая анализу реплика, но и краткое резюме футбольной карьеры шотландца.
 
Иван Громиков, специально для Бей-беги






История британского футбола в статьях